Главная / Актуальная тема / Интернет-переписка о православии и русской культуре / Интернет-переписка о православии и русской культуре. Часть 7. Христианство и постмодернизм

Интернет-переписка о православии и русской культуре. Часть 7. Христианство и постмодернизм

К предисловию и оглавлению

К предыдущей части

Письмо И.В. к А., 20.06, 23:32, Re: Актуальные обсуждения в Церкви. Роль РПЦ в будущем России. Почему советские интеллектуалы поддержали перестройку и ранний ельцинизм. Советский период — «золотая осень» или «бурная юность» нашей страны? Причины нестабильности советской системы. «Зеркало русской контрреволюции». Пелевин и Проханов. Романтический герой постмодернистского типа. Постмодерн

Письмо А. к И.В., 21.06, 01:32, Re: Актуальные обсуждения в Церкви. Ещё раз про смирение: цитата Антония Сурожского. Проблема нового осмысления христианского учения. Ответное мнение о причине нестабильности советской системы. Религии и псевдорелигии. Что нас сплотит в эпоху Постмодерна?

Письмо И.В. к А., 24.06, 21:55, Re: Актуальные обсуждения в Церкви. Обидный ярлык «псевдо» не помогает в поисках истины. Сойдёт ли Россия с исторической арены. Отличается ли молитва от повторения про себя любимых стихов, мелодии или формулы

Письмо А. к И.В., 24.06, 22:52, Re: Актуальные обсуждения в Церкви. Ответ на замечание о молитве и повторении чего-то дорогого про себя. Смысл приставки «псевдо»: наличие внешних свойств религии, но отсутствие самого главного. Внутренняя, глубинная направленность религии. Грех и его детерминизм — древнейший и важнейший вопрос человечества. Нравственность и вопросы общественного устройства. Вопрос о загробной жизни

К следующей части


20 июня, понедельник, 23:32, тема: Re: Актуальные обсуждения в Церкви. К началу страницы

Здравствуйте, Антон!

В основном согласен с Вашими оценками.

Может быть, только такое добавление. Описаны две позиции, одна — дать по морде, другая — смирение и уныние. Это крайности. Ведь существует и третья возможность — отстаивать свои убеждения, сохраняя достоинство. Разоблачение фотошопа — хороший пример!

С Гумилевым я не согласен, на будущее нашей русской нации смотрю с оптимизмом.

РПЦ нам поможет, особенно если избавится от проповеди смирения, перестанет угодничать перед власть предержащими и будет ближе к людям (и тем самым к Богу!).

Еще раз о науке, религии и смирении. Как сказал Чехов, полемизируя со Львом Толстым по вопросу о смирении, в электричестве или паре больше человеколюбия, чем в толстовском «непротивлении». И еще одно высказывание интеллигента Чехова: «Не следует помогать дьяволу размножать слизняков и мокриц, которых мы в России называеминтеллигентами».

Мне кажется важным поддерживать активность, движение к правде и справедливости в самых разных областях — и в политике, и в церкви, и в науке.

Конечно, не всякую активность нужно поддерживать. Некоторые советские интеллектуалы, по-видимому, искренне поддерживали перестройку и ранний ельцинизм; это довольно странно, поскольку фальш была видна давно. Похоже, они оказались одураченными потому, что им этого хотелось; это был своего рода мазохизм (я не имею в виду людей типа Гайдара, упоенныхсвоей геростратовской ролью в истории). РПЦ в это время сыграла свою обычную роль прислужницы любой власти. Впрочем, мы всегда говорим: «Мы с вами, граждане, вполне себе положительные, а вот эти там наверху, злодеи, и откуда только такие берутся?» :)

Важнейшие вопросы:

Мне близко это мнение. Если не высшее, то, наверное, одно из высших достижений российской и мировой истории. Но тогда вопрос, почему советский период так быстро и с таким треском закончился. Тем более, Вы, наверное, имеете в виду период в истории СССР после смерти Сталина: вряд ли кто-нибудь захочет жить во времена Сталина. Если я прав, то речь идёт всего о сорока годах. Даже если и нет, то о семидесяти тоже немного, государства живут дольше. Сто раз обруганнаяпетровская бюрократическая империя и то просуществовала целых 200 лет. По Л.Н.Гумилёву увяданию этноса как раз предшествует «золотая осень»: время наивысшего благоденствия, но именно осень. Хоть здесь и не этнос, а государственность, но похоже: крушению предшествовал периодблагоденствия, наивысшего расцвета. Вы жили в то время, Вам не кажется, что оно тоже было именно осенью?

Я никогда не был в коммунистической партии, но советский период считаю взлетом, высшим достижением российской истории; это не осень, а скорее бурная юность нашей страны. У нас еще все впереди.

Ключевой момент в новейшей истории России — расстрел Ельциным Верховного Совета России в 1993 г. Это был расстрел Советского Союза.

Советский Союз был арестован в 1991 г. и расстрелян в 1993 г.

Многие влиятельные деятели культуры вполне себя проявили при расстреле Верховного Совета и в так называемом «письме сорока двух». Мне кажется, эти события определяют политическую жизнь в России до настоящего времени. 

В чем причина нестабильности и исчезновения советской системы? Дело не в коммунистической партии, уже Сталин перенес центр управления из Политбюро в Совет министров, роль компартии снова возросла при Хрущеве. В. Кожинов высказал интересную мысль, что Россия — странаидеократическая, т.е. политическая система держится, пока люди верят в какую-то идею. Было — «православие, самодержавие, народность», потом — «коммунизм».

Возможно, главной причиной нестабильности и исчезновения советской системы был слишком малый разрыв между уровнем доходов и жизни элиты и основной массы. Отсюда падение авторитета начальства и в конечном счете крах системы.

Последние 25 лет, главная идеология, видимо — «деньги, личный успех». Разрыв между богатыми и бедными достаточно большой, как в «развитых странах» и даже больше. Поэтому система, казалось бы, должна быть достаточно стабильна. Однако раздражение у продвинутых пользователей Интернета присутствует, посмотрим, во что это выльется. Возможно, в большую демократизацию системы.

«Зеркалом русской контрреволюции» стали постмодернистские книги Виктора Пелевина, публицистика Александра Проханова. «Ананасная вода для прекрасной дамы» Пелевина как раз посвящена теме нашей переписки, там Бог используется как инструмент спецслужб. Для героев Пелевина что-то настоящее, вроде религии, было связано с Советским Союзом, а всовременности личность исчезла, настоящей жизни нет, а есть только круговорот денег, сакральные телевизор и Интернет, виртуальная реальность, пиар и борьба за бабло. Для героев Пелевина страшнее телевизора зверя нет, им кажется, что ситуация ХХI века принципиально отличается от того, что было сто или тысячу лет назад.

Это отражало настроения переходного периода, когда главными героями были бандиты и политтехнологи, однако сейчас жизнь стабилизировалась, бандиты стали чиновниками, чьи семьи живут в Лондоне, и настроения другие.

Мне кажется, сейчас в русском Интернете деконструктивизм как попытка не дать себя обмануть постепенно сменяется запросом на романтического героя, смелого, который борется с олигархами и властью, но героя постмодернистского типа. Можно указать даже более конкретно — типа Эдуарда Лимонова или Алексея Навального, но, конечно, предсказатьполитическое будущее конкретного персонажа затруднительно, может быть, через пару месяцев появятся другие лица.

Ирония здесь неизбежна, и это представляет большую проблему для богословия, Блока и Некрасова: «Я не люблю иронии твоей, Оставь ее отжившим и нежившим...».

Кратко говоря, если Средневековье — это Бог, эпоха Модерна — это Человек, первая половина ХХ века — это Народ, то нынешняя ситуация Постмодерна — это игра с этими высокими риторическими понятиями, попытка их очеловечивания, если угодно — искренняя попытка очистить их от искажения лицемерием и насилием, придать им «настоящий» смысл.

С уважением,
И.В.


%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%


21 июня, вторник, 01:32, тема: Re: Актуальные обсуждения в Церкви. К началу страницы

Здравствуйте, Игорь Васильевич! 

Про «дать в морду» — это я, конечно, образно выразился. В том смысле, что 40% населения — это всё-таки сила. Хотя отчасти и в прямом тоже: надо, конечно, иметь решимость отстаивать свои права и «непарламентскими» методами, когда«парламентские» не помогают. 

Сегодня начался Петров пост, и я начал читать книгу митрополита Антония Сурожского (известный современныйепископ и проповедник, 1914–2003) «Учитесь молиться». И внезапно наткнулся на следующие слова касательно смирения: 

«На латинском языке humilitas, смирение происходит от слова humus — “плодородная земля”; и вот, смирение не заключается в том, чтобы, как мы это постоянно делаем, “прибедняться”, и думать и говорить о себе плохое, и убеждать других, будто наши ходульные манеры и есть смирение. Смирение — это состояниеплодородной земли; земля всегда у нас под ногами, она самоочевидна, она забыта; по ней мы ходим — и никогда ее не вспомним; она открыта всему, в нее мы кидаем отбросы, всё, что нам не нужно. Она безмолвна и всё принимает, — и самый навоз, и отбросы она принимает творчески и обращает их в живое и животворное богатство. Она самое разложение претворяет в новую силу жизни; открытая дождю, открытая всякому семени, она приносит плод в тридцать, в пятьдесят и во сто крат».
http://lib.eparhia-saratov.ru/books/01a/antony/study/2.html
 

Как Вам такое понимание смирения? 

А Даша сегодня прочитала небольшую книжку того же автора «Может ли верить и молиться современный человек».Предположила, что Вам было бы интересно. Я тоже в ближайшие дни её прочитаю. Обе проповеди, составляющие книгу, есть и в Сети:
http://www.pravmir.ru/mozhet-li-verit-sovremennyj-ch/

http://www.mitras.ru/molitva/modern.htm
 

Поэтому Ваш тезис о том, что надо избавиться от проповеди смирения, я бы поменял на тезис, что надо не просто произносить: «смирение», а разъяснять, в чём же заключается истинное христианское смирение. Вообще, это общая проблема, Церковью она осознаётся: христианское веро- и нравоучение было сформулировано в другую эпоху, в Средние века, длялюдей с другим образом жизни и образом мыслей. Многие понятия нуждаются в разъяснении для современного человека. Церковь старается: и на уровне известных проповедников, как митрополит Антоний Сурожский, и на уровне простых приходских священников. 

Собственно, проблема нового осмысления христианского учения возникла не впервые за 2000 лет истории Церкви. Ужеупоминаемый мной писатель Д.М. Балашов в романе «Ветер времени» пишет о Сергии Радонежском (описывается момент его рукоположения в священнический сан):

«...Человек, стоящий сейчас перед алтарём и посвящаемый в сан иерея, сумел найти и сделать внятными для своихсовременников такие стороны древнего византийского мировоззрения, которые помогли рождённым в эти мгновения детям выйти воинами на Куликово поле и определили духовную и нравственную природу нации на века вперед». 

************

Возможно, главной причиной нестабильности иисчезновения советской системы был слишком малый разрыв между уровнем доходов и жизни элиты и основной массы. Отсюда падение авторитета начальства и в конечном счете крах системы. 

Интересное мнение! Я считал, что главная причина падения советской системы состояла именно в том, что элита захотела этот малый разрыв увеличить. Во власти идёт отрицательныйотбор — на более высокое место сядет тот, кто более беспринципный, — и советская система эту проблему действительно не решила. На Западе она отчасти решается, видимо, за счёт давления на власть структур гражданского общества (см. ниже). А в СССР власть сильно подавлялаполитическую активность народа, а также гуманитарную мысль, и пресекала возникновение сильных гражданских структур вне партии. В решающий момент их и не оказалось, а элита вследствие отрицательного отбора постепенно деградировала, прогнила и в конце концов пустилась делить страну. Народ был настолько обескуражен предательством элиты и своим бессилием (не было гражданских структур!), что, не имея духовного стержня, т.е. не имея что-либо взамен, тоже принял эту идеологию — те самые «утробные интересы» («деньги, личный успех», как Вы выразили). Сейчас, кажется, это ошеломление проходит, люди с удивлением осматриваются вокруг себя, замечают других таких же людей, осознают, что они сами должны наводить вокруг себя порядок (а не «партия», как их всё время учили), и ситуация постепенно меняется к лучшему. 

Наверное, действительно существует какая-то оптимальная величина разрыва между уровнями жизни управляющей элиты и основной массы: чтобы и основная масса не чувствовала сильной несправедливости, и элита была удовлетворена, не пыталась разломать всю систему, чтобы урвать больше — никогда не думал над этим вопросом под таким углом! 

В советской электронике стояла задача, как из плохихкомпонентов составить хорошие электронные схемы. У государства и общественных наук похожая задача: как из греховных людей составить приемлемо работающее общество. В.С. Соловьёв писал, что государство нужно не для построения рая на земле, а для недопущения ада на ней. Но из совсем плохих компонентов хорошую схему никак не составишь, так же и задача государства выполнима, только если нравственные люди имеются в достаточном количестве и занимают не самые последние места в социальной структуре, могут влиять на общество, подчинять других людей своим императивам. 

************

Вы очень интересно написали про суть Постмодерна, я почти со всем согласен! Правда, как христианин я бы желал, чтобы врезультате этих поисков новых смыслов человечество бы вновь обрело Христа. Из Постмодерна мы можем выйти, либо вконец запутавшись в наших поисках и отчаявшись, потеряв вообще всякие ориентиры в жизни, либо всё-таки вновь обретя и на новом уровне осознав Истину. 

Но хочу заметить, что для России время особенно драматичное: для нашего народа важно сплотиться именно сейчас! Что же в эпоху Постмодерна может сплотить народ? В традиционном обществе сплачивала религия, в эпоху модерна — мировоззрение (например, мировоззрение деловых людей ижизненного успеха на Западе), идея (например, идея построения коммунизма), крупный научно-технический проект, вовлекающий всё общество (атомный, космический). Кстати, можно сказать, что всё это — тоже псевдорелигии: и псевдорелигия жизненного делового успеха, и псевдорелигия коммунизма, и псевдорелигия дня Победы в СССР и современной России. Это псевдорелигии со всеми своими атрибутами:догматикой, обрядами, храмами, пантеоном святых, и даже иногда мощами (я имею в виду Мавзолей Ленина). 

Итак, в традиционном обществе людей сплачивает религия, в обществе Модерна — одна или несколько псевдорелигий. Здесь надо сделать уточнение. Называя день Победы псевдорелигией, я не хочу сказать ничего против дня. Действительно, это наша святыня (впрочем, я сейчас, возможно, говорю как член нашегообщества, т.е. как один из адептов этой псевдорелигии). 

«Псевдорелигия» — не значит плохо. Религиозность является онтологическим, т.е. бытийственным свойством человека. В эпоху Модерна человек утрачивает веру в Бога — либо совсем (как в СССР), либо продолжает верить, но вера сводится только к регулятору моральных устоев и хранительнице традиций, она утрачивает для человека своё онтологическое значение главного ориентира и главной цели в жизни (как на Западе). А человек нуждается не только в материальном обеспечении своего быта, но и в каких-то высоких целях, жизненных ориентирах. Они важны для отдельного человека, важны и для общества, страны, цивилизации: общие ориентиры, общий взгляд на мир сплачивают людей в некую общность. И вот в эпоху модерна на это место традиционных религий заступают псевдорелигии. 

А эпоха Постмодерна характеризуется тем, что и псевдорелигии теряют своё значение, человек понимает, что эти ориентиры — ненастоящие. Начинаются духовные поиски, смешение и переосмысление разных смыслов. Но что же сплачивает общество в это время? Современные западные общества, наверное, сейчас сплачивает общая история, культура. Т.е. они сплочённы как бы по инерции. Поэтому могут спокойно искать новые смыслы. 

Но нас Постмодерн застал в ситуации, когда мы перенесли ряд мощных ударов в разных плоскостях! Сплочённости «по инерции», как на Западе, нет. Народ разобщён и нуждается в том, чтобы срочно сплотиться и не сойти с исторической арены. Но в Постмодерн, когда все старые смыслы утеряны, а новые ещё не обретены, не работает, как мы сказали, ни религия, ни идеи — ничто, что объединяло людей до этого! В этом особый драматизм ситуации с нашей страной! 

Я сегодня, когда гулял с Глебом, думал над этим. Всё, что смогнадумать — сплотить может естественное стремление к добру. Как во время прошлогодних пожаров множество людей самых разных убеждений откликались, формировали добровольные пожарные отряды, организовывали сбор вещей и т.д. Или когда во время теракта в Домодедово приезжали люди на своихмашинах и бесплатно отвозили людей. Позывом служила не религия и идеология, а естественное чувство добра и любви в человеке. Но способно ли оно сплотить не только во время пожаров и терактов, а и в обычной жизни? Или есть нечто ещё, способное объединить сейчас столь нуждающееся в этом наше общество? 

С уважением,
Антон


%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%


24 июня, пятница, 21:55, тема: Re: Актуальные обсуждения в Церкви. К началу страницы

Здравствуйте, Антон! 

...и псевдорелигия жизненного делового успеха, и псевдорелигия коммунизма, и псевдорелигия дня Победы...

К сожалению, обидный ярлык «псевдо» не помогает в поисках истины, поскольку современные формы традиционных религий тоже могут быть зачислены по разряду псевдорелигий.

Народ разобщён и нуждается в том, чтобы срочно сплотиться и не сойти с исторической арены.

Ничего, мы не сойдем с арены, в частности потому, что была Победа. Победа Советского Союза в Великой Отечественной войне — грандиозное событие в истории человечества.

Идеи коммунизма не менее значительны, чем идеихристианства. Трагическая попытка построить социализм в Советском Союзе — это высшее достижение человечества, однако проблема управляющей элиты в коммунистической идеологии осталась нерешенной. 

Про добрые чувства — согласен. 

А Даша сегодня прочитала небольшую книжку того же автора «Может ливерить и молиться современный человек». Предположила, что Вам было быинтересно.

Я почитал проповедь митрополита Антония Сурожского и согласен с тем, что там написано. Конечно, современный человек может верить в Христа-Бога. 

В каком смысле? Как я уже много раз говорил в нашей переписке — как в героя литературного произведения. Антоний Сурожский не говорит этого явно, но, видимо, понимает.

Что такое молитва? Это мысленное произнесение цитат из Библии. Но — не обязательно из Библии. Когда человек с чувством повторяет про себя любимые стихи, или напевает песню, или вспоминает любимую математическую формулу — он тоже молится. 

Еще о чуде. Христос разговаривал, когда он был жив. Он не разговаривал, пока он был мертвым после казни. Однако у Твардовского говорит мертвый (!): «Я убит подо Ржевом...» 

И мы в это верим! Это чудо даже более невероятное, чем описанные в Библии! Но мы верим в это. 

Это более невероятно, чем мыслящий океан Солярис у Лема, в который мы тожеверим. Такова сила искусства. 

С уважением,
И.В.


%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%


24 июня, пятница,22:52, тема: Re: Актуальные обсуждения в Церкви. К началу страницы

Здравствуйте, Игорь Васильевич!

Что такое молитва? Это мысленное произнесение цитат из Библии. Но не обязательно из Библии. Когда человек с чувством повторяет про себя любимые стихи, или напевает песню, или вспоминает любимую математическую формулу он тоже молится. 

В том-то и дело, что молитва — это не мысленное произнесение цитат из Библии. Если бы это было так, то можно было бы с Вами согласиться, что молитва ничем принципиально неотличается от повторения с чувством про себя любимых стихов, мелодии или формулы. Но молитва — это не повторение чего-то про себя, это общение с Живым Богом. Это общение происходит тоже внутри человека, отчего и может возникнуть путаница с повторением про себя. Но это другое. В повторении про себя участвует одна личность — сам человек, а в общении — две личности: человек и Бог. 

«Молитва означает для меня личные отношения. Я не был верующим, затем внезапно открыл Бога, и сразу же Он предстал передо мной как высшая ценность и весь смысл жизни, — но в то же время и как личность. Думаю, что молитва ничего не означает для того, для кого нет объекта молитвы. Вы не можете научить молитве человека, у которого нет чувства Живого Бога; вы можете научить его вести себя в точности так, как если бы он верил, но это не будет живым движением, каким является подлинная молитва. Поэтому в качестве введения к этим беседам о молитве я именно хотел бы передать свою убеждённость в личной реальности такого Бога, с Которым могут быть установлены отношения. Затем я попрошу читателяотноситься к Богу, как к живому лицу, к соседу, и выражать это своё знание в тех же категориях, в каких он выражает свои отношения с братом или другом. Думаю, что это самое главное» (митрополит Антоний Сурожский, «Молитва и жизнь»).
http://www.wco.ru/biblio/books/antons5/Main.htm

Далее митрополит Антоний ссылается на святителя Феофана Затворника, который говорит, что целью молитвы не должно являться испытание каких-то чувств — ещё одно отличие от театра (или повторения стихов про себя), где как раз главное — вернуться из театра воодушевлённым. Т.е. «чувство встречи с Богом» — это чувство в ином смысле. Митрополит Антоний такжеговорит, что встреча с Богом — это всегда суд для человека, т.е. (он подчёркивает) эта встреча может быть и опасной, а не только вдохновляющей и увлекательной. «Встреча» с Гамлетом — это плод человеческого воображения, а встреча с Богом, хоть и происходит тоже внутри человека, — это встреча с реальной не зависящей от нас Личностью, Которая намного больше нас самих.

К сожалению, обидный ярлык «псевдо» не помогает в поисках истины, поскольку современные формы традиционных религий тоже могут быть зачислены по разряду псевдорелигий. 

Приставка «псевдо» здесь означает только то, что указанные идеи и учения обладают внешними свойствами религии, но не имеют самого главного, того, что составляет ядро любой религии — программы глубинной духовной работы человека над собой. Если конкретнее — программы искоренения греха из человека. Последняя формулировка — христианская, возможно, в других традиционных религиях это положение формулируетсякак-то иначе. Но в той или иной форме положение о том, что человек внутренне оторван от Бога и его цель — вновь соединиться с Богом, есть во всех религиях. Само слово «религия» («ре»+«лигатура») означает «воссоединение» — воссоединение человека и Бога. 

Важнейший вопрос — что является источником всех бед на земле? По Марксу это разделение людей на классы, т.е. внешняя причина. Согласно христианству и другим религиям это греховность каждого отдельного человека, т.е. внутренняя причина (снова оговорюсь, что другие религии могут формулировать это по-другому). Недавно я с большим интересом прочитал лекции А.Б. Зубова «История религий»:
http://azbyka.ru/religii/3g17-all.shtml

В первой лекции автор рассказывает о том, что и доисторические ископаемые люди знали эту страшную правду о греховности человека и его оторванности от Бога и пытались преодолеть эту трагическую оторванность. 

Христианство утверждает, что Христос-Бог в результате Своего вочеловечения и Своей земной жизни сделал победу человека над грехом в себе принципиально возможной. Можно провести такую аналогию с алкоголизмом. Если у алкоголика зависимость на химическом уровне, то он, как ни старайся, конечно, может в некоторой мере взять себя в руки и ограничить свой недуг, но полностью искоренить его не может. И вот ему делают операцию и удаляют зависимость на химическом уровне. Но остаётсяпривычка, поэтому пить он сразу не бросает. Но уже можно бороться, уже проблема в принципе разрешима — вопрос его работы над собой. Но если вновь будет образовываться химическая зависимость, то операцию надо проводить регулярно. Так и с грехом: человек, воспринимая таинствокрещения, а потом регулярно участвуя в таинстве причащения, избавляется от внутренней зависимости от греха, говоря богословским языком, детерминизма греха. Но остаётся привычка ко греху, с которой уже можно бороться. 

Теперь Вы понимаете, почему мы не можем признать Христа просто как художественного персонажа? Если Он лишь художественный персонаж, то кто нас освободит от детерминизма греха? А если никто не может, если нет программы искоренения греха из человека — всё тщетно. 

Но когда традиционная религия начинает забывать об этом важнейшем аспекте и низводится до уровня официальной идеологии или «народной» религии («Я русский, поэтому православный»), то она действительно тоже становится «псевдо». Именно это, наверное, и произошло с русским православием к началу XX века. Известная фраза революционного матроса: «Нам Евангелие не читали, только поцеловать давали» — тому подтверждение. 

Что касается сегодняшнего дня, то большинство людей, приводящих своих детей на таинство крещения, конечно, мыслят в стиле «Я русский, поэтому православный». Но с другой стороны, нельзя не заметить интерес людей к трудам древних и более современных святых отцов, посвящённых аскетике,духовному совершенствованию, в церковных лавках и магазинах можно найти множество недавно изданных книг. 

Кстати, в подтверждение тезиса, что причина всех бед — не внешние причины типа принадлежности людей к разнымклассам, а внутреннее состояние человека, очень хочу привести следующий фрагмент из книги святителя Николая Сербского «Слово о законе», который меня поразил: 

«Путник: Но разве вопрос, например, взаимоотношений труда и капитала не есть чисто научный вопрос? Стоящий вне сферы и власти морали?

Проводник: Именно потому и возник антагонизм между капиталом с одной стороны и рабочей силой — с другой, что пренебрегли властью морали в отношениях человека к человеку. Вопрос этот прежде всего поставлен неверно — как вопрос взаимоотношений безличного капитала и безличноготруда, противопоставленных друг другу как две враждебные бессловесные силы. В сущности, отношения капитала и труда есть вопрос отношения человека к человеку. А любой вопрос отношения человека к человеку имеет нравственную природу и как таковой должен подлежать нравственному закону и регулироваться только им».

Потрясающе! Никогда в таком направлении не думал! В самом деле: капиталист и рабочий — это, прежде всего, живые люди, и они не обязаны подчиняться «объективным законам» классовой борьбы. Если они нравственные, они выстроят отношения так, чтобы прийти к взаимному согласию, если нет — получат взаимную бойню. Не внешние причины, а внутреннее духовное состояние человека — ключ ко всем проблемам!

************

Я почитал проповедь митрополита Антония Сурожского и согласен с тем, что там написано. Конечно, современный человек может верить в Христа-Бога. В каком смысле? Как я уже много раз говорил в нашейпереписке как в героя литературного произведения.

Антоний Сурожский не говорит этого явно, но, видимо, понимает. Митрополит Антоний, наверное, о-очень бы удивился, если бы ему сказали, что он верит в Бога как в литературного персонажа! 

Скажем так, чтобы разительно выявить разницу между нашими взглядами, задам Вам следующий вопрос: что будет с нами после нашей смерти? Да, можно сказать, что память, следы наших дел. И то на относительно короткое время. Но сохранится ли наше индивидуальное сознание, способность воспринимать информацию? По всей видимости, после смерти мы всё и выясним. Если встретимся со Христом, а не с Василием Тёркиным, то это и будет ответ на вопрос, Бог — художественный персонаж или нечто более реальное. Ну а если ничего не будет, и нас после смерти не будет... Значит ничего и не выясним, даже обсудить не сможем.

С уважением,
Антон


К следующей части

Поделиться: