Главная / Актуальная тема / Интернет-переписка о православии и русской культуре / Интернет-переписка о православии и русской культуре. Часть 8. Первородный грех и Апокалипсис

Интернет-переписка о православии и русской культуре. Часть 8. Первородный грех и Апокалипсис

К предисловию и оглавлению

К предыдущей части

Письмо И.В. к А., 25.06, 16:35, Откровение. Только ли религия помогает человеку духовно работать над собой. Зачем Бог со змеем спровоцировали человека на совершение первородного греха. Страшный Суд как хеппи-энд, или почему надо веселиться, когда Бог и ангелы убивают неугодных им людей

Письмо И.В. к А., 25.06, 20:09, Откровение-2. Предсказывает ли Библия мировое правительство в Новом Иерусалиме?

Письмо А. к И.В., 26.06, 03:09, Re: Откровение. Религия и психоанализ. Греховность и наркозависимость. Апокалипсис. Зажигает ли сердце смысл христианской жизни

К следующей части


25 июня, суббота,16:35, тема: Откровение. К началу страницы

Здравствуйте, Антон!

Приставка «псевдо» здесь означает только то, что указанные идеи и учения обладают внешними свойствами религии, но не имеют самого главного, того, что составляет ядро любой религии программы глубинной духовной работы человека над собой. Если конкретнее программы искоренения греха из человека.

Однако не только мировые религии, но и любая секта и любой психоаналитик тоже помогают человеку духовно работать над собой. Это же делает и искусство.

Теперь Вы понимаете, почему мы не можем признать Христа просто как художественного персонажа? Если Он лишь художественный персонаж, то кто нас освободит от детерминизма греха?

Что такое детерминизм греха, не очень понятно. Может быть имеется в виду первородный грех непослушания Адама и Евы, съевших плоды от дерева познания добра и зла? Обсудим библейскую теорию первородного греха.

Вспомним, что в Библии сказано:

«И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь».

Спрашивается, зачем Бог (Иегова=Яхве=Саваоф) оставил это смертельно опасное для человека дерево? Чтобы проверить послушание, как предполагают некоторые интерпретаторы? Если бы Бог желал добра человеку, не лучше бы убрать это дерево, как мы убираем опасные предметы от детей? Здесь Бог выступает как злобный провокатор, искушающий людей возможностью непослушания. Вообще, Библия рисует Бога-Иегову как мощный характер, мощный и в гневе, и в раздражении, и в милосердии.

Далее. Почему за непослушание (съел плод с дерева) сразу наказывать смертью? Известны случаи, когда хозяин сада стреляет в детей, забравшихся в его сад. Но мы ведь осуждаем его. Поэтому мы должны бы осудить Бога за его провокацию и жестокость. Иногда говорят — «пути Господни неисповедимы», но в таком случае вообще теряют смысл любые разговоры о религии.

Получается, источник зла — это Бог, а не свобода воли человека, как предлагается во многих интерпретациях. Первородный грех — это сам Бог-Иегова. Бог — это истина, это любовь, но Он также является источником зла, а не только добра. Бог не просто провоцирует непослушание, он не хочет, чтобы человек обладал знанием, вкусив плоды с дерева познания добра и зла, отсюда будущий конфликт религии и просвещения, науки. Покорными темными людьми проще управлять.

Интересно, что Бог говорит: в тот же день «смертью умрешь». Однако, как известно, Бог не выполнил своего обещания и Адам не умер в тот же день, когда съел плод. Бог желал, видимо, наслаждаться страданиями людей.

Далее:

«И сказал змей жене: нет, не умрете, но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло. И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел».

И тогда Бог сказал : 

«За то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя ... в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься».

Бог четко формулирует, именно «за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева» ты и будешь наказан. Т.е. совместная провокация Бога и змея удалась, Адам и Ева будут наказаны. И за это будут наказаны все последующие поколения? Это и есть источник зла на земле? Странная теория. Бог-Иегова — источник всего, и добра и зла, что естественно, но странно, что Он идет к своей злобной цели столь сложным путем.

Таким образом, «сухой остаток» библейской теории греха: источник зла на земле — это Бог-Иегова, он создал мир таким образом, чтобы люди не только радовались, но и грешили и страдали. Правда, в такой формулировке от Библии остается только банальное суждение, можно даже заменить слово Бог на Космос или Вселенная.

Однако если воспринимать эту библейскую историю метафорически, как сказку, то тогда многое становится понятным: нам рассказывают о суровом человеке по имени Бог-Иегова, который заставляет страдать невинных Адама и Еву. Вполне реалистическая история.

Ошибка и раскаяние Бога своеобразны: Бог сам создал людей, потом раскаялся и истребил за их злые мысли (!):

«И увидел Господь, что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время; и раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем. И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил, от человека до скотов, и гадов и птиц небесных истреблю, ибо Я раскаялся, что создал их».

Получается весьма своеобразное раскаяние Бога — всех истребил. :)

Однако потом Бог-Иегова снова раскаялся и послал на землю своего сына Христа, который тоже Бог, причем Бог-Иегова заставил страдать Бога-Христа и, видимо, сам тоже при этом мучился.

Так что лучше уж воспринимать Бога-Иегову и Бога-Христа как персонажей художественных произведений.

************

Скажем так, чтобы разительно выявить разницу между нашими взглядами, задам Вам следующий вопрос: что будет с нами после нашей смерти?

Эти вопросы очень важны для нашего обсуждения. Здесь ключ к пониманию христианства.

Главные идеи Библии высказаны достаточно ясно. Иисус сказал:

«Я есмь воскресение и жизнь; Верующий в Меня если и умрет, оживет. И всякий живущий и верующий в Меня, не умрет вовек...»

Это очень важное обещание — кто же не хочет обрести бессмертие?

Правда, Христос дал мало подробностей об устройстве загробной жизни. Зато есть изумительно яркие описания Страшного суда и пути к Новой земле в Откровении святого Иоанна Богослова («Апокалипсис»). Откровение — это окончание, итог всей Библии.

Впечатляющие картины:

«Престол стоял на небе, и на престоле был Сидящий».

«Он держал в деснице Своей семь звезд, и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч».

«И посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади».

«И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей; и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь».

Сидящий Бог-Христос организует массовые убийства, ему помогают Агнец и Ангелы. Процедура убийств подробно описана как Снятие Агнцем семи печатей с Книги, Вострубление семи Ангелов и Выливание семи чаш гнева Божьего на землю.

Апокалипсис детям лучше не читать. Да и для взрослых — не для слабонервных:

«И когда он снял вторую печать, я слышал второе животное, говорящее: иди и смотри. И вышел другой конь, рыжий; и сидящему на нем дано взять мир с земли, и чтобы убивали друг друга; и дан ему большой меч».

«И когда Он снял четвертую печать, я слышал голос четвертого животного, говорящий: иди и смотри. И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя “смерть”; и ад следовал за ним; и дана ему власть над четвертою частью земли — умерщвлять мечом и голодом, и мором и зверями земными».

Очень важная подробность — душу можно видеть, она может говорить, она носит одежду(!):

«И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели. И возопили они громким голосом, говоря: доколе, Владыка Святый и Истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу? И даны были каждому из них одежды белые, и сказано им, чтобы они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты, как и они, дополнят число».

Мол, не волнуйтесь так, не переживайте, и сотрудников, и братьев их, всех убьем.

Талантливые страстные описания убийств:

«Второй Ангел вылил чашу свою в море: и сделалась кровь, как бы мертвеца, и все одушевленное умерло в море».

«Третий Ангел вылил чашу свою в реки и источники вод: и сделалась кровь».

«И услышал я Ангела вод, который говорил: праведен Ты, Господи, Который еси и был, и свят, потому что так судил; за то, что они пролили кровь святых и пророков, Ты дал им пить кровь: они достойны того».

(Вспомним, что Христос учил людей возлюбить даже врагов. Однако сам Он действует иначе, он святой, он убивает людей и заставляет их пить кровь.)

«Четвертый Ангел вылил чашу свою на солнце: и дано было ему жечь людей огнем. И жег людей сильный зной, и они хулили имя Бога, имеющего власть над сими язвами, и не вразумились, чтобы воздать Ему славу».

Среди этих потоков крови и страданий нужно веселиться:

«Веселись о сем, небо и святые Апостолы и пророки; ибо совершил Бог суд ваш над ним».

В наше время это кажется странным, но в Средние века, когда люди были ближе к Богу, публичные казни были популярны. И люди, кажется, действительно веселились, наблюдая убийства.

Церковь призывает возлюбить Христа. Однако заранее известно, что это не удастся и Христос вместе с ангелами совершат массовые казни. Эти казни и убийства нужно воспринимать с весельем.

Суд идет по делам и все записано в книгах. Бог освободит Сатану, чтобы тот обольстил народы, а потом сам же Бог всех поубивает:

«Когда же окончится тысяча лет, сатана будет освобожден из темницы своей и выйдет обольщать народы, находящиеся на четырех углах земли, Гога и Магога, и собирать их на брань; число их как песок морской. И вышли на широту земли, и окружили стан святых и город возлюбленный. И ниспал огонь с неба от Бога и пожрал их; а диавол, прельщавший их, ввержен в озеро огненное и серное, где зверь и лжепророк, и будут мучиться день и ночь во веки веков».

Вот знаменитая картина Страшного суда:

«И увидел я великий белый престол и Сидящего на нем, от лица Которого бежало небо и земля, и не нашлось им места. И увидел я мертвых, малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими. Тогда отдало море мертвых, бывших в нем, и смерть и ад отдали мертвых, которые были в них; и судим был каждый по делам своим. И смерть и ад повержены в озеро огненное. Это смерть вторая. И кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в озеро огненное».

Интересно и важно, что высшая точка всей Библии не любовь и не смирение. Высшая точка в Библии — это потрясающие описания убийств.

В наше «вегетарианское» время мог бы возникнуть вопрос о запрете христианской религии за разжигание страсти к убийствам.

Говорят о насилии на телевидении. Однако сцены насилий и жестокостей в Библии превосходят воображение современников.

И наконец, апофеоз — это страшный суд. Судья — это высший чиновник в Библии, это сам Бог-Христос! Адвокаты не предусмотрены.

Зачем все эти ужасы? Вот ответ, финал. Это очень важно. Знаменитый текст:

«И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет. И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего. И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их. И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло. И сказал Сидящий на престоле: се, творю все новое. И говорит мне: напиши; ибо слова сии истинны и верны. И сказал мне: совершилось! Я есмь Альфа и Омега, начало и конец; жаждущему дам даром от источника воды живой».

Сказано: «И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим».

Город Иерусалим на земле являлся столицей Иудейского царства, с ним всегда были связаны вера и чаяния еврейского народа. Итак, согласно Библии, история человечества имеет цель, и эта цель — новый Иерусалим!

Действительно, в Откровении все сказано откровенно. Бог-Христос освободит Сатану, чтобы спровоцировать народы, а потом сам Христос эти народы и уничтожит. Все народы, кроме одного.

Библия начинается словами: «В начале сотворил Бог небо и землю», а в ее последнем повествовании говорится о новом небе и новой земле. Ветхий и Новый Завет составляют единое целое.

Таким образом Ветхий и Новый Заветы проводят одну и ту же мысль — все народы будут уничтожены Христом-Богом, за исключением одного, и в Иерусалиме будет жить Бог с Его избранным народом.

«И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло. И сказал Сидящий на престоле: се, творю все новое».

Для некоторых, для Его народа, будет все новое, и смерти не будет уже. Возрадуемся за них, бессмертных.

«Свидетельствующий сие говорит: ей, гряду скоро! Аминь. Ей, гряди, Господи Иисусе! Благодать Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами. Аминь».

Всего доброго,
И.В.


%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%


25 июня, суббота,20:09, тема: Откровение-2. К началу страницы

Здравствуйте, Антон! 

Стал перечитывать Апокалипсис и увлекся. Еще некоторые дополнения и вопросы. Наши обсуждения очень интересные.  

************

«...святый город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба,... се, скиния Бога с человеками» 

Здесь вопрос. Скиния — это походный храм евреев:
http://ru.wikipedia.org/wiki/Скиния 

Т.е. это что-то временное. Означает ли это, что Христос поместит богоизбранный народ в новый Иерусалим как в скинию, т.е. временное пристанище? Значит после Страшного суда и бессмертной жизни в новом Иерусалиме будет что-то еще?           

************

Подробности про новый Иерусалим: «И пришел ко мне один из семи Ангелов, у которых было семь чаш, наполненных семью последними язвами, и сказал мне: пойди, я покажу тебе жену, невесту Агнца. И вознес меня в духе на великую и высокую гору, и показал мне великий город, святый Иерусалим, который нисходил с неба от Бога. Он имеет большую и высокую стену, имеет двенадцать ворот и на них двенадцать Ангелов; на воротах написаны имена двенадцати колен сынов Израилевых». 

Ряд недоуменных вопросов. Итак, новый Иерусалим, где живет Христос со своим народом, расположен на горе и окружен большой и высокой стеной и на воротах написаны имена двенадцати колен сынов Израилевых. 

Получается, Христос спрятался за стеной? От кого? Он же уже уничтожил всех неугодных ему.  

************

«Стена города имеет двенадцать оснований, и на них имена двенадцати Апостолов Агнца». 

Верно ли, что Агнец — это Христос? Раз сказано про двенадцать апостолов. Но в других местах как будто Агнец — кто-то другой?

************

«Город расположен четвероугольником, и длина его такая же, как и широта. И измерил он город тростью на двенадцать тысяч стадий; длина и широта и высота его равны. И стену его измерил во сто сорок четыре локтя, мерою человеческою, какова мера и Ангела. Стена его построена из ясписа, а город был чистое золото, подобен чистому стеклу». 

Город небольшой? поскольку это походный храм евреев? 

«Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями: основание первое яспис, второе сапфир, третье халкидон, четвертое смарагд...» «А двенадцать ворот — двенадцать жемчужин: каждые ворота были из одной жемчужины. Улица города — чистое золото, как прозрачное стекло». Это нужно понимать буквально? В золотом городе будет жить неудобно.

************

«Спасенные народы будут ходить во свете его, и цари земные принесут в него славу и честь свою. Ворота его не будут запираться днем; а ночи там не будет. И принесут в него славу и честь народов... престол Бога и Агнца будет в нем, и рабы Его будут служить Ему... и будут царствовать во веки веков». 

Итак, будет престол Бога и Агнца и Богу будут служить рабы. Престол этот будет в новом Иерусалиме, городе из чистого золота на высокой горе, и все народы и цари земные принесут в него славу и честь свою. По Библии получается так? 

Значит ли это, что Библия провозглашает что-то вроде Мирового правительства со столицей в скинии — Иерусалиме, где будет Сидящий на троне Христос? 

Не вполне понятно также следующее. Дело происходит после Страшного суда, уже все неугодные убиты. В новом Иерусалиме живут спасшиеся из богоугодного народа. Кто тогда эти другие цари и народы, которыми управляют из Иерусалима? 

С уважением,
И.В.


%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%%


26 июня, воскресенье,03:09, тема: Re: Откровение. К началу страницы

Здравствуйте, Игорь Васильевич! 

Ну и загнули же Вы с интерпретацией Откровения! :) Это ведь сложнейший, таинственнейший текст, там очень много зашифровано символов! Чтобы толковать Апокалипсис, нужно предварительно перечитать кучу книг и, в частности, всю Библию, включая весь Ветхий Завет — многие символы оттуда! Впрочем, Ветхий Завет без толкований или без самостоятельной подготовки, эквивалентной той, что проделали толкователи, тоже читать невозможно. 

Иначе это всё равно, что без соответствующего образования и подготовки взять книгу по самой крутейшей и сложнейшей на сегодняшний день физической теории (теории суперструн? и то слабовато!) и начать трактовать её вольным образом. Но в физике — язык формул, непонятный непосвящённому. А тут всё написано на русском языке, поэтому может сложиться иллюзия, что прочитал и понял. Но это именно иллюзия. В физике — язык формул, а здесь — язык символов! 

Впрочем, обо всём по порядку. 

Однако не только мировые религии, но и любая секта и любой психоаналитик тоже помогают человеку духовно работать над собой. Это же делает и искусство.

Помогают. Но не столь глубоко. Почему я подчеркнул: «глубинная работа над собой». Разницу между религией и психоанализом прекрасно иллюстрирует Льюис на следующем примере:

«Представьте себе, что трое мужчин отправляются на войну. Один из них испытывает естественный страх перед опасностью, свойственный каждому нормальному человеку; он подавляет этот страх с помощью нравственных усилий и становится храбрецом. Теперь предположим, что двое других из-за отклонений в подсознании страдают преувеличенным страхом, победить который не дано никаким нравственным усилиям. Далее представим, что в военное подразделение, где они служат, приезжает психоаналитик, исцеляет их от противоестественного страха и теперь эти двое ничем не отличаются от первого, нормального мужчины. Это разрешение психологических проблем. Однако тут-то и возникает проблема нравственная. Почему? Да потому, что теперь, когда оба страдавших отклонениями от нормы излечились, они могут избрать совершенно разные линии поведения.

Первый из них может сказать: “Слава Богу, я избавился от этого идиотского страха. Теперь я могу делать то, к чему всегда стремился, — исполнять свой долг перед Родиной”.

Однако другой может рассудить иначе: “Ну что ж, я очень рад, что сейчас я чувствую себя сравнительно спокойно под пулями. Но это, конечно, не меняет моего намерения. Чем лезть в пекло самому, позволю кому-нибудь другому, если только представится возможность, принять огонь на себя. Вот хорошо! Теперь я смогу уберечь себя, не привлекая при этом внимания”.

Разница — чисто моральная, психоанализ в этом случае бессилен. Как бы вы ни улучшали исходное “сырье”, вам все-таки придется столкнуться со свободным выбором, который, в конечном счете, продиктован тем, на какое место человек ставит свои интересы — на первое или на последнее. Именно нашим свободным выбором — и только им — определяется мораль».

Сразу после этого Льюис замечает: «Плохой психологический материал — не грех, а болезнь. Тут требуется не покаяние, а лечение». Это важно. Т.е. если для тех двух бойцов не нашлось психоаналитика и они бояться идти под пули, то здесь нет греха: здесь нет свободного выбора, выбор детерминирован, т.е. предопределён их болезнью. А психоаналитик как раз возвращает им возможность свободного нравственного выбора.

Отметим здесь очень важную деталь: чтобы восхищаться геройским поступком человека, необходимо, чтобы этот поступок был свободным. Т.е. предполагается, что у человека был выбор. А значит, он мог поступить и по-другому. Итак, героизм, а в более общем случае — нравственность, подразумевает, что у человека есть потенциальная возможность поступить иначе, безнравственно.

************

Вот с этого места можно начать обсуждение первородного греха. На многие Ваши вопросы отвечает святитель Филарет Московский (XIX век, современник Пушкина, кстати, один из главных вдохновителей и руководителей перевода Библии на русский язык — с этого вопроса началась наша переписка), «Записки, руководствующие к основательному разумению книги Бытия, заключающие в себе и перевод сей книги на русское наречие»:

«Слыша запрещение, налагаемое на древо познания, некоторые желали бы, чтобы Бог или совсем удалил из рая столь опасное дерево, или непоколебимо утвердил бы человека против искушения.

Хотя произведению не свойственно судить Художника (Рим. 3:20), но когда уже есть такие, которые пререкают Ему, то позволительно с благоговейною осторожностью и оправдывать пути Его.

Человек сотворён по образу Божию. Необходимая и высокая черта образа Божия есть свобода. Свобода твари не исключает возможности делать зло, но укрепляется в добре усугублёнными опытами делать добро, которые постепенно, при содействии благодати, составляют добрый навык и, наконец, нравственную невозможность делать зло. Из сего видно, что человек, сотворённый свободным, необходимо должен был пройти путь испытания.

Для испытания его назначается не только естественный и внутренний закон любви к Богу, но также положительный внешний закон о древе познания, потому что сей последний закон открывает человеку образ действования, основанный на безусловной покорности воли его воли Божией. А сия покорность, непреложно сохраняемая, долженствует облечь волю, ограниченную силою, воле неограниченной, потому что сей закон подвергает свойственному испытанию и, следственно, приготовляет к возвышению и низшие силы человека, подобно как и высшие; потому что Бог провидит деятельное искушение, которому человек должен подвергнуться со стороны падшего уже существа, и обращает искушение на такой предмет, в котором искушаемый легко мог бы устоять против соблазна.

Запрещение сопровождается угрозою, дабы, если любовь и благодарность поколеблются в испытании, то хотя бы страх был человеку во спасение. Обыкновенно Бог действует страхом, где не успевает любовью.

Угроза изъявляется таким выражением, которое, по свойству священного языка, изображает достоверность события: смертью умрёте.

Угроза смертью за преслушание показывает как то, что человек естественно не был смертен, так и то, что смерть есть лишение всего, что составляло жизнь человека невинного.

Человек имел жизнь духовную, когда ходил во свете лица Божия, питался Словом Божиим и мог возрастать во благе духовном. Итак, есть и смерть духовная, когда дух человеческий имеет бытие без жизни, подобно как в мёртвом теле бывает движение без жизни, когда он порождает такие помышления и хотения, которые чужды существа его и даже снедают его.

Человек имел жизнь души, когда его воображение наполняли чистые и святые образцы и когда сердечные ощущения его были живы без насильственного исступления и сладостны без очаровательного упоения. Расстроенное и низверженное в грубую чувственность воображение, беспокойные и мучительные чувствования, губительные страсти суть смерть души.

Телесная жизнь человека была безболезненна и безопасна от разрушительных действий. Немощи, болезни, разрушение составляют смерть тела.

Таким образом, угроза Божия, по выражению Блаженного Августина, заключает в себе все смерти даже до последней, которая называется второю (De civ. Die. C. XV).

Бог угрожает человеку смертью не как отмщением, но как естественным следствием преслушания и отпадения. Жизнь и свет человека были в Боге (Ин. 1:4), уклонение от воли Божией было отчуждение от жизни Божией (Еф. 4:18), что же осталось человеку, кроме смерти?

Когда днём смерти назначается самый день вкушения от древа познания, сие можно разуметь или так, что день знаменует здесь вообще время после грехопадения, или так, что в день первого грехопадения совершается смерть духовная и начинается всеобщее владычество смерти».

Что ещё добавить к словам святого? Слово святителя Филарета настолько завораживает, что кажется почти что кощунственным что-то к нему добавлять. Только нечто прокомментирую и свяжу с предыдущим и последующим.

Итак, почему Бог насадил в раю древо познания? Именно для того, чтобы человек был человеком, а не просто животным, живущим в идеальных (райских) условиях. Как я написал выше, нравственный поступок (что и делает человека человеком) невозможен без того, чтобы у человека была возможность поступить иначе. Схематически: человек — значит, нравственный выбор, нравственный выбор — значит, свободный выбор, свободный выбор — значит, человек может избрать и другой вариант, распорядиться свободой неразумно. Свобода духовного взлёта, которым мы восхищаемся, невозможна без принципиальной возможности духовного падения.

Можно вернуться к примеру Льюиса про трёх солдат и психоаналитика. Психоаналитик вылечил двух солдат, вернул им свободу выбора, но один из них распорядился ей неразумно. Так что, во всём виноват психоаналитик? Он не должен был лечить людей, зная, что пока они больны, отказ идти под пули — не грех, Бог не осудит, а как вылечит — станет грехом, человек может согрешить? Всё-таки внутреннее чувство нам подсказывает, что психоаналитик поступил правильно: человек должен быть человеком со всей своей ответственностью.

Или такой пример: любой родитель хочет иметь живого ребёнка, а не робота, который слушался бы его автоматически. Мы хотим, чтобы дети нас любили и были хорошими людьми. Но любовь — чувство свободное, а значит, мы заведомо допускаем, что дорогое нам существо может сделать и другой выбор. Но мы же всё равно рожаем детей! Потому что любим, потому что надеемся, что и он отзовётся на наше чувство, что если у него что-то не получится, где-то оступится, даже и с тяжёлыми последствиями, мы ему поможем, направим, исправим, разделим с ним его невзгоды, и всё будет хорошо.

Так же и Бог. При сотворении человека Библия повествует: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, [и над зверями,] и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт. 1:26–27). Слова Бога уникальны. В предыдущие этапы творения Бог говорил: «Да будет...». А теперь: «Сотворим». Т.е. действие особое. И второе. Бог говорит о Себе во множественном числе: «по образу Нашему и по подобию Нашему». Толкователи единогласно говорят о том, что под множественным числом здесь понимается Троичность Бога. В Библии никакое слово зря не бросается. Раз в этом месте Бытописатель аккуратно намекает на Троицу, то этот момент можно истолковать как очень сокровенное указание на Предвечный Совет. На котором Лица Пресвятой Троицы, понимая, что человек может воспользоваться своей свободой неразумно, решили, что Второе Лицо придёт на землю, станет человеком и ценой своей жизни поможет Своему дорогому созданию. Именно этот Совет и изображён символически на иконе Андрея Рублёва.

И сразу после грехопадения людей, при вынесении приговора змею Бог произносит: «...Вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту». Это первое пророчество Бога о Христе, о грядущем исполнении решения Предвечного Совета: дьявол ужалит Христа (семя жены) в пяту, т.е. нанесёт незначительный урон — телесную смерть, а Христос поразит его в голову. Первые люди запомнили эти слова и жили ожиданием их исполнения. Весь Ветхий Завет посвящён ожиданию людей их исполнения.

По поводу того, что Бог истребил людей при Потопе — да, это первое из многих мест в Ветхом Завете, когда Бог действует довольно жёстко, если не сказать жестоко. Поэтому Ветхий Завет тяжело читать. Здесь Бог выступает как хирург, вырезающий раковую опухоль. Или садовник. Задача состояла в том, чтобы среди всего хаоса и безнравственности, куда поверг людей грех, возрастить народ, в котором будет род, в котором родится Богородица: чистый человек без личного греха. Бог должен был явиться на землю, но Бог не сочетается ни с чем нечистым. Надо было взрастить чистоту. Недаром Евангелие от Матфея начинается с родословной Иисуса Христа. Также родословная Христа даётся и в Евангелии от Луки. Поэтому Бог с сожалением был вынужден работать методом отсечения. Как садовник отсекает от дерева гнилые ветви, которые всё равно погибают, чтобы они не загубили ветвь хорошую.

Ещё некоторые комментарии по тексту святителя Филарета. «Смерть вторая», о которой он упоминает, отсылает нас к Апокалипсису: Вы как раз цитируете место с этими словами. А разделение жизни и смерти на духовную, душевную и телесную соответствует православному учению о трёхсоставном устройстве человека: дух, душа, тело.

Кстати, ещё по поводу различия между религией с одной стороны и искусством и наукой — с другой. Религия занимается уровнем духа — самым высоким уровнем, а искусство и наука — это уровень души. В православной аскетике большое внимание уделяется тому, чтобы человек не принимал душевное за духовное. Например, воодушевление, подъём чувств (как в театре) — за приближение к Богу. Принятие душевного за духовное называется прелестью, и она очень опасна (особенно, для монаха). Психоанализ — это тоже уровень души или даже пограничного слоя между душой и телом (медицинское понятие психики не совпадает с понятием души в христианском смысле, хотя и переводится именно так; «психика» — это, скорее, нечто на стыке души и физиологии, т.е. тела).

По поводу названия дерева — «дерево познания добра и зла». Может показаться, что вкушение плодов этого дерева даёт знание: наука, просвещение и т.д. Но это не так: до грехопадения Адам нарекает животным имена. В древней традиции это означало, что он прозревал их сущности. Наша наука изучает всего лишь явления, а человек до грехопадения — нам не чета — зрел непосредственно сущности! Так что с познанием в нашем смысле у первых людей было всё в порядке, такого знания у них было, видимо, больше, чем у нас.

А вот чего они не знали, так это зла. Теоретически, что такое зло, они знали: съесть плод с этого дерева и было для них злом. Но на своём опыте не испытывали. Я вот теоретически могу представить, что испытывает наркоман, но на своём опыте — не знаю. А приму наркотик и узнаю. Т.е. я действительно в каком-то смысле буду знать больше, чем раньше. Я на практике узнаю, что действительно лучше наркотики не употреблять. Только беда в том, что в своё прежнее здоровое состояние я уже не вернусь. Поэтому особого желания обрести такое знание у меня нет. Святитель Иоанн Златоуст также говорит: «Божественное Писание имеет обычай по совершившимся событиям называть те места, где эти события случились. Потому божественное Писание назвало это дерево деревом познания добра и зла, что у него должно было совершиться преступление и(ли) соблюдение заповеди» («Беседы на книгу Бытия»).

Теперь про последствия первородного греха. Надо сказать о том, что такое грех. В обществе сейчас царит неправильное представление. Грех — это не просто проступок, нарушение некоторого правила. Как, например, я нарушил правила дорожного движения — я виновен, совершил грех. Заплатил штраф и всё хорошо, сам я не изменился. Нет. Грех больше похож на употребление наркотика. Дело даже не в том, что я нарушил определённый запрет, допустим, родителей. Родители (как Бог) добрые — простят, это не проблема. Проблема в том, что я сам изменился: появилась зависимость, к прежнему состоянию уже не вернусь. Грех меняет природу человека к худшему: согрешив один раз, человек попадает в зависимость от греха, грешит ещё и ещё. Это и называется детерминизмом греха. Раньше Адам и Ева были свободными людьми, могли свободно выбирать между добром и злом. Но когда они один раз выбрали зло, свобода закончилась. Сейчас я имею свободу употреблять или не употреблять наркотики, но, употребив один раз наркотик, эту свободу я уже потеряю, попаду в зависимость.

Кстати, человеку, который собирается впервые попробовать наркотик, можно сказать: «В этот же день смертью умрёшь». Не в том смысле, что он тут же умрёт, а в том, что с этого момента его жизнь изменится: она будет наполнена смертью, страданием и ужасом, что в конечном счёте приведёт и к смерти телесной.

Я согласен с Вами, что конфликт науки и религии начался с поедания плодов с дерева познания добра и зла. Но не в том смысле, что без этих плодов человек был бы несведущим, а в том, что, съев плод, человек потерял целостность, если угодно — целомудрие в изначальном смысле этого слова: целостное мудрование. Знание Адама было целостно, а наше знание — раздробленно. У нас религия — на одной полке, наука — на другой, вместе они не соединяются. Отсюда и их конфликт. Если бы грехопадения не было, то наше знание имело бы другой вид. Скорее всего, мы бы не обособляли науку от других видов знания: знание было бы едино, целостно. Но, возможно, всё хорошее, что есть в нашей науке, вошло бы и в то знание. Т.е. в каком-то смысле была бы и математика, и физика, и прочие науки. Но не обособляемые от всего остального.

В каком смысле на нас распространяется грех наших прародителей? Разумеется, «сын за отца не отвечает», мы не виноваты в их грехе. Но последствия несём. Часто дети наркоманов, особенно если мама принимала наркотики во время беременности, начинают испытывать ломку, хотя сами они наркотики ещё не употребляли. Они не виноваты в этом грехе родителей, но последствия несут.

И мы несём последствия в виде «ломки» — детерминизма греха. О том, как он преодолевается, я писал в прошлом письме. Слава Богу, мы живём в эпоху Нового Завета: то, по чему тысячелетиями так томились многие поколения людей, уже свершилось. Таинство Крещения избавляет нас от детерминизма греха. Кстати, Христа ещё называют Новым Адамом. Как Адам — прародитель человечества, так Христос — духовный прародитель нового, обновлённого человечества. Он явился на землю, претерпел все испытания и лишения, через которые проходит человек (вплоть до богооставленности и смерти), и, в отличие от Адама, не поддался искушениям (неизмеримо сильнейшим). Этим Он и восстановил первозданную природу человека. От нас требуется лишь присоединиться к Нему.

Адам был в раю (в безгрешном состоянии) и был изгнан из него. Он мог сравнивать. Мы — не можем. Мы пребываем в своём состоянии и думаем, что так и должно быть. А Библия начинается с того, что сообщает нам, что мы пребываем в состоянии наркомана, одурманенные: с искажёнными взглядом на мир, ценностями, стремлениями. Вообще, протодьякон Андрей Кураев как-то сказал, что все религии начинаются с того, что говорят человеку, что мир не такой, каким он ему кажется («Вставай, Нео, Матрица имеет тебя!»). Но далее Библия сразу же сообщает, что не всё так безнадёжно, а потом (в Новом Завете) — что даже более чем небезнадёжно. Бóльшую часть работы сделал за нас Бог, но от нас тоже требуются некоторые усилия.

************

Теперь можно перейти к Апокалипсису. Ещё раз напомню то, что там — сложнейший язык символов. Вы спрашиваете про некоторые места, надо ли их понимать буквально? Но сами же и отвечаете: 

Очень важная подробность душу можно видеть, она может говорить, она носит одежду(!). 

Значит, понимать надо небуквально. Также: 

Улица города чистое золото, как прозрачное стекло. 

Разве золото прозрачно и похоже на стекло? Вспоминаются детские стишки-дурачества: «По реке плывёт кирпич, деревянный, как стекло. Ну и пусть себе плывёт: муха — тоже вертолёт!» :) Если толковать буквально, то получится столь же несуразно! Очевидно, это символ! Вы пишете, что Апокалипсис находится в резком противоречии с тем, чему учит Христос в Евангелии. Цитированный мной ранее (когда мы обсуждали Евангелия) архиепископ Аверкий (Таушев) прямо отвечает на Ваше замечание: 

«Надо знать также, что Апокалипсис — книга глубоко таинственная, а потому понимать и толковать буквально содержащиеся в ней пророчества, особенно если это буквальное понимание явно противоречит другим местам Священного Писания, совершенно противно правилам священной герменевтики. В таких случаях правильно искать иносказательный, аллегорический смысл недоуменных мест».
http://www.sedmitza.ru/text/430721.html
 

Апокалипсис детям лучше не читать. Да и для взрослых не для слабонервных. 

Я впервые и пока единственный раз прочитал Апокалипсис лет в четырнадцать. Это была вообще первая книга Библии, которую я прочитал. До этого я читал только «детские Библии». Не поверите, но это был важный этап в моём приходе к вере спустя ещё пару лет. Видимо, я прочитал его иначе, нежели Вы. Конечно, я там ничего не понял, но меня просто заворожила величественность происходящих событий. Но вовсе не описание казней и смертей: я не садист! :) И не имею пристрастия к самому факту катастрофы: например, известный фильм «2012» я до сих пор не посмотрел и не планирую. Но тема эсхатологии, равно как и тема творения мира, меня по-прежнему завораживает. Не катастрофичностью, а именно величественностью — как величественны, повторю, и творение мира, и ключевые моменты священной истории. Общий дух книги я ощутил схожим образом, как, наверное, К.С.Льюис: «Что-то, о чем вы никогда не задумывались, войдет в наш мир, сокрушая все на своем пути». Кстати, интересен фрагмент целиком: 

«Почему Бог сходит на оккупированную территорию инкогнито и основывает своего рода тайное общество, чтобы одолеть дьявола? Почему Он не сходит в силе, чтобы ее завоевать? Может быть, Он недостаточно силен? Что ж, христиане считают, что Он и сойдет в силе, только мы не знаем, когда. Однако мы можем догадываться, почему Он медлит. Он хочет, чтобы мы стали на Его сторону добровольно. Я не думаю, что мы с вами отнеслись бы с большим уважением к тому французу, который прождал бы, пока армии союзных держав оккупируют Германию, и только тогда заявил бы, что он — на нашей стороне. 

Бог завоюет этот мир. Но мне интересно, понимают ли те люди, которые просят у Бога открытого и прямого вмешательства в наши дела, что произойдет, когда это случится. Ведь это будет конец мира. Когда автор выходит на сцену, это значит, что спектакль окончен. 

Бог собирается завоевать этот мир; но какая для вас будет польза говорить, что вы на Его стороне, тогда, когда на ваших глазах будет плавиться и исчезать Вселенная? Что-то, о чем вы никогда не задумывались, войдет в наш мир, сокрушая все на своем пути. Оно столь прекрасно для одних, ужасно — для других, что ни у кого уже не останется никакого выбора. На этот раз Бог придет не инкогнито, а в такой силе, что в каждом вызовет либо непреодолимую любовь, либо непреодолимый ужас. Но выбирать, на чьей вы стороне, будет слишком поздно. Бессмысленно говорить, что вы лучше ляжете, когда встать уже невозможно. Это не будет время выбора; это будет время, когда нам станет ясно, чью сторону мы избрали, независимо от того, сознавали мы это или нет. Сейчас, сегодня, в этот самый миг, у нас еще есть возможность сделать правильный выбор. Бог медлит, чтобы предоставить ее нам. Но это не будет длиться вечно. Мы должны принять ее или отвергнуть».
http://psylib.org.ua/books/lewis02/txt02.htm#5
 

И Новый Иерусалим надо понимать небуквально. Апостол Павел пишет, что для христианина (нового человека) национальность уже не имеет значения: «Не говорите лжи друг другу, совлекшись ветхого человека с делами его и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его, где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Кол.3:9–11), «Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо вы все одно во Христе Иисусе» (Гал.3:28). 

Да, Иерусалим — столица Израиля. Но Новый Израиль — это все христиане. Евреи по национальности — потомки Авраама по плоти, а христиане — потомки Авраама по духу: «Некогда не народ, а ныне народ Божий» (1 Пет.2:10), «Познайте же, что верующие суть сыны Авраама. И Писание, провидя, что Бог верою оправдает язычников, предвозвестило Аврааму: “в тебе благословятся все народы”» (Гал.3:7–8), «Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по обетованию наследники» (Гал.3:29). 

А ещё раньше Иоанн Креститель говорит евреям, чтоб не обольщались, что они де потомки Авраама, поэтому спасутся «автоматически»: «И не думайте говорить в себе: “отец у нас Авраам”; ибо говорю вам, что Бог может из камней сих воздвигнуть детей Аврааму» (Мф.3:9). 

Т.е. важно не по крови быть потомком Авраама, а по духу. В Ветхом Завете еврейский народ — избранный в том смысле, что ему даётся истинная вера и в его среде должен родиться Христос. Но с пришествием Христа различие в национальностях исчезает, важно быть Христовым. О чём говорят и Иоанн Креститель, и апостолы. 

А ещё в Евангелии мы читаем, что Христос постоянно опровергает представления апостолов о Мессии (Самом Себе) как о мощном земном правителе, который превознесёт еврейский народ. Говорит, что соответствующие ветхозаветные пророчества надо понимать в духовном смысле, а в земном бытии, напротив, ему суждено умереть позорной смертью (и об этом говорят те же пророки). 

В XVII веке под Москвой был основан монастырь, названный Новым Иерусалимом. Почему его так назвали? Иерусалим — столица Израиля. Новый Иерусалим — столица Нового Израиля, т.е. всех христиан. В духе идеологии «Москва — Третий Рим» этот монастырь задумывался как новый мировой центр православия, отсюда и его название. Не планировалось же в России создавать новое еврейское государство! 

По поводу описания страданий... Наверное, тут во многом имеется в виду то, что зло в людях дойдёт до крайней точки. Зло творит не Бог, зло творят люди, а Господь может или препятствовать этому, или попускать его. Бог наделил человека свободой воли, т.е. свободой выбора между добром и злом. Поэтому полностью уничтожить зло своим прямым вмешательством Господь пока не хочет: ожидает от человека, чтобы он выбор в пользу добра сделал свободно, по любви к Богу и людям, а не по принуждению (если по принуждению, то какая ж здесь любовь?), об этом — приведённая выше цитата Льюиса. Но отчасти Господь, наверное, всё-таки удерживает зло, не даёт ему раскрыться в полную силу. А в последние времена, видимо, перестанет уже сдерживать (опять: сами люди, надо понимать, дойдут до такого состояния, что сдерживание уже потеряет всякий смысл; вообще, не от высокого нравственного состояния людей Господь вынужден будет остановить историю). Каждый сможет раскрыть свой потенциал в полной мере! А в какую сторону раскрыть — всегда выбор человека! Соблазниться ли выпущенным на свободу Сатаной, или выбрать и до конца остаться на стороне Христа. 

Апокалипсис говорит о большей «поляризации» людей в последние времена:«Неправедный пусть еще делает неправду; нечестивый пусть еще сквернится; праведный да творит правду еще, и святый да освящается еще» (Откр.22:11). 

Т.е. сейчас непонятно, добрый тот или иной человек или злой: и добро, и зло в человеке есть. Но в последнее время разделение это будет, по всей видимости, более явным: каждый притянется к своему полюсу. 

Чаши гнева Ангелы изливают для того, чтобы люди всё-таки образумились. Так, Четвёртый Ангел изливает чашу на солнце, «И дано было ему жечь людей огнем. И жег людей сильный зной; и хулили имя Бога, имеющего власть над сими язвами, и не вразумлялись, чтобы воздать ему славу» (Откр.16:8–9). 

Почему я привёл пример именно Четвёртого Ангела? Прошлым летом у нас в стране была сильнейшая жара и засуха, и то, что это было какое-то предупреждение, — очевидно. Я так тогда сформулировал: видимо, нам надо обратить внимание на то, какая засуха творится в наших душах. Потом узнал, что и Патриарх тоже примерно так и сказал. Вот и чаши гнева — это последняя попытка Бога как-то образумить нечестивцев (это не про нас, это про нечестивцев;)). Кстати, в классическом труде Андрея Кесарийского чаши гнева тоже толкуются и в духовном, символическом смысле. Вот, например, про ту же Четвёртую чашу: «Может быть, и чувственным солнечным зноем будут опаляемы люди, когда человеколюбец Бог обуздает Ему непокоряющихся уздою и удилами (Пс. 31, 9), чтобы они обратились к покаянию, хотя впадшие в глубину зол и будут злобою разума и воли направляться не к обращению, но к хулению. А может быть, солнцем обозначается течение дня, во время которого достойные наказания будут опаляемы зноем искушений, чтобы чрез испытание скорбей возненавидели виновника их — грех. Но безумные, не сознаваясь в своих прегрешениях и падениях, изощряют язык свой против Бога, как видим сие и ныне, на тех, которые, быв опечалены неисчислимыми, окружающими нас бедствиями от рук варварских, обвиняют Божественную благость, что она соблюла столько бедствий для нашего рода».
http://www.apocalypse.orthodoxy.ru/kesar/049.htm
 

А Агнец — это действительно Христос. Агнец — то есть ягнёнок, жертвенное чистое животное. Агнцем Христа называет Иоанн Креститель: «Агнец Божий, Который берёт на себя грех мира» (Ин.1:29 — интересно, что написано об этом именно в Евангелии от того же апостола Иоанна Богослова, который написал и Апокалипсис). Вы пишете, что Библия кончается не смирением, но как раз на протяжении всего Апокалипсиса подчёркивается, что Христос — это не только грозный Судия, но и Агнец, добровольно принёсший Себя в жертву за грехи людей. Он сделал абсолютно всё, чтобы каждый человек сделал выбор в пользу добра, и не только со Своей высоты, Своим Промыслом как-то вёл человека по жизни, но и Сам сошёл на землю, унизился и умер за него позорной смертью! Он сделал абсолютно всё, и выбор был за человеком. Но теперь каждый сделал свой выбор и настал момент суда. И судить имеет право только смиренный и всех любящий Агнец. 

Поэтому я не согласен, что Апокалипсис разжигает страсть к убийствам. Вот именно, что судить может только Агнец, а нам Он ясно говорит: «Не судите, да несудимы будете» (Мф.7:1). Это можно истолковать так: ты осуждаешь человека? А что ты сделал, чтобы он был не таким? Ты был в его шкуре, испытал, что он испытывает? Ты умирал за него? Ты любишь его или осуждаешь, чтобы самому превознестись? Сам, будучи грешным, не подлежишь ли тому же суду? 

Вы справедливо замечаете, что Ветхий и Новый Заветы составляют одно целое. Вы обращаете внимание на то, что начинается Библия с сотворения неба и земли и оканчивается сотворением нового неба и новой земли. А я обращу внимание на то, что в начале Библии описывается первый грех первых людей, а в конце — то, к чему это событие в конечном счёте приведёт. Сам по себе поступок первых людей может показаться и незначительным, но с этого момента человечество начинает жить по закону энтропии (в духовном плане), распада («всеобщее владычество смерти» по приведённому выше слову святителя Филарета). И вот — спустя столетия и тысячелетия человечество окончательно погрязло во зле, до такой степени ожесточилось, что срывается в жесточайшую мировую войну (никто не знает, что именно будет происходить, но не ядерная ли война? Ведь ядерное оружие — это как чеховское ружьё: в конце концов может и выстрелить. Тогда уж действительно поверишь образам апостола Иоанна! И Бога винить здесь не надо: войну устроят люди). Как в функциональной механике: добавим сколь угодно малую размазку к материальной точке, сначала разница будет небольшой, но на больших временах результаты будут отличаться разительно. 

Человек может противостоять закону энтропии в самом себе по мере своей причастности Христу — источнику Жизни: «Я есмь путь и Истина и Жизнь» (Ин.14:6), также снова можно вспомнить образ Христа как виноградной Лозы, к которой надо привиться — чтобы питаться её соками и жить, а не засохнуть (Ин.15:4). Как аналогия вспоминается тут и убывание энтропии в процессе фотосинтеза — то есть в живых растениях. И вот Христос — живая Лоза! Только здесь всё в духовном смысле, слово «энтропия» не стоит понимать буквально, энтропия — это просто близкая аналогия в материальном мире. 

Конечно, человек, находящийся вне Церкви, но ведущий праведную жизнь, старающийся быть лучше, имеет общее со Христом. Человеку на помощь приходит и культура: литература, театр, искусство вдохновляют человека на нравственный выбор в пользу добра. Но для наивысшей возможной на земле степени соединения со Христом, для самой решительной борьбы с этой «духовной энтропией» и существуют Церковь и Таинства. Т.е. здесь главное — не просто ощутить абстрактную «сопричастность высшему», здесь речь идёт о вполне конкретном: о собственном духовно-нравственном состоянии, чтоб как минимум не дать ему деградировать, а наоборот, возвести вверх. Церковь — это как островок упорядоченности, который основал Христос, в мире, подверженном хаосу и разложению. Иногда этот островок сильно сужается, когда и члены Церкви подвергаются разложению, но всегда остаётся: «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф.16:18). 

************

Но я Вас спрашивал о другом. Даже не о том, как Вы относитесь к христианскому учению о загробной участи, а что Вы сами о ней думаете. После Вашей смерти Вы как личность исчезнете, Ваше сознание уничтожится? Или сохранится? 

Или такой ещё вопрос можно поставить: рассказ Достоевского «Мальчик у Христа на ёлке» — оптимистический или пессимистический? Даша замечает (тоже, кажется, со ссылкой на свою преподавательницу), что это один из водоразделов верующих и неверующих людей. 

С уважением,
Антон 

P.S. Это письмо я писал буквально полдня! Очень сложная тема, никогда с тех 14 лет не обращался к Апокалипсису и его толкованиям. Хотел и хочу, но только после изучения всего остального Нового Завета. 

P.P.S. Перечитал своё письмо — кажется, я недостаточно пояснил, что такое «духовная энтропия» и «человечество живёт по закону энтропии».

Раз согрешив, отпав от Бога, человек теперь удобопреклонен ко злу. Об этом я писал при описании последствий первородного греха. Зло нам сотворить проще, чем добро: ленимся мы просто так, а работать надо себя заставить, наорать на человека мы тоже можем просто так, а вот сдержать себя — нужно усилие, и т.д. А один раз поленились или наорали — в следующий раз ещё сложнее будет сделать над собой противоположное усилие: грех, как я писал, меняет природу человека. Т.е. если мы не будем постоянно совершать над собой усилия, то мы постепенно нравственно деградируем.

Действительно, как второй закон термодинамики: если система замкнута, беспорядок в ней нарастает, но если на систему оказывается воздействие извне то она может и упорядочиваться. В данном случае внешнее воздействие — это наша воля. Но и она должна от чего-то, вернее, от Кого-то подпитываться.

В таком случае наоборот. Грех меняет природу человека (я приводил сравнение с наркотиком), но то же верно и в отношении добродетели: оно тоже меняет природу человека — к лучшему. Сделали усилие и выбрали в данной ситуации добро — в следующий раз это будет сделать проще. Тогда мы можем решать и дальнейшие, более тонкие нравственные проблемы, о которых до этого и не задумывались, — снова если не будем расслабляться. Так происходит нравственный рост.

В пределе — то, о чём писал святитель Филарет в процитированном мной ранее фрагменте: «усугубленные опыты делать добро» «постепенно, при содействии благодати, составляют добрый навык и, наконец, нравственную невозможность делать зло» (выделено мной). Итак, предел нравственного совершенства — это нравственная невозможность делать зло. Мы говорим, что у нас свободный выбор между добром и злом. Мы выбираем, т.е. в нас происходит какая-то борьба двух начал. А в пределе укрепления в добре мы должны получить такое состояние, когда нам и в голову не придёт творить зло. Т.е. свобода выбора добра и зла перейдёт в свободу стояния в добре — как у Бога. «Будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный», — говорит Христос (Мф. 5:48), «Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом», — святой Иереней Лионский (II в.).

В этом состоит духовный императив христианства. В отличие от светской этики, которая предлагает нам быть «в целом порядочными людьми», Христос нам говорит совсем о другом уровне, который весьма красноречиво характеризуется только что приведёнными двумя цитатами. Смысл жизни человека — стать Богом. Стать по благодати Тем, Кем Бог является по Своей природе.

Неужели это не зажигает? Я, к сожалению, не могу сказать, что меня зажигает. Потому что не осознаю смысл этих слов в полной мере, для меня это просто сухие богословские формулы. А кто знает Бога близко, видит лицом к лице Его святость, сияние и поэтому понимает, что значит стать Богом, то как того это может не зажечь?! Многочисленные святые из разных времён и народов являют пример.

P.P.P.S. Ещё для иллюстрации темы энтропии хочу привести последний сон Раскольникова, очень похожий на описание конца света в «Апокалипсисе»:

«Он пролежал в больнице весь конец поста и Святую. Уже выздоравливая, он припомнил свои сны, когда еще лежал в жару и бреду. Ему грезилось в болезни, будто весь мир осужден в жертву какой-то страшной, неслыханной и невиданной моровой язве, идущей из глубины Азии на Европу. Все должны были погибнуть, кроме некоторых, весьма немногих, избранных. Появились какие-то новые трихины, существа микроскопические, вселявшиеся в тела людей. Но эти существа были духи, одаренные умом и волей. Люди, принявшие их в себя, становились тотчас же бесноватыми и сумасшедшими. Но никогда, никогда люди не считали себя так умными и непоколебимыми в истине, как считали зараженные. Никогда не считали непоколебимее своих приговоров, своих научных выводов, своих нравственных убеждений и верований. Целые селения, целые города и народы заражались и сумасшествовали. Все были в тревоге и не понимали друг друга, всякий думал, что в нем в одном и заключается истина, и мучился, глядя на других, бил себя в грудь, плакал и ломал себе руки. Не знали, кого и как судить, не могли согласиться, что считать злом, что добром. Не знали, кого обвинять, кого оправдывать. Люди убивали друг друга в какой-то бессмысленной злобе. Собирались друг на друга целыми армиями, но армии, уже в походе, вдруг начинали сами терзать себя, ряды расстраивались, воины бросались друг на друга, кололись и резались, кусали и ели друг друга. В городах целый день били в набат: созывали всех, но кто и для чего зовет, никто не знал того, а все были в тревоге. Оставили самые обыкновенные ремесла, потому что всякий предлагал свои мысли, свои поправки, и не могли согласиться; остановилось земледелие. Кое-где люди сбегались в кучи, соглашались вместе на что-нибудь, клялись не расставаться, — но тотчас же начинали что-нибудь совершенно другое, чем сейчас же сами предполагали, начинали обвинять друг друга, дрались и резались. Начались пожары, начался голод. Все и всё погибало. Язва росла и подвигалась дальше и дальше. Спастись во всем мире могли только несколько человек, это были чистые и избранные, предназначенные начать новый род людей и новую жизнь, обновить и очистить землю, но никто и нигде не видал этих людей, никто не слыхал их слова и голоса».

Итак, в начале произведения — повреждённый человек (Раскольников), в конце — картина, к чему всё это в конце концов приведёт. Так и в Библии: в начале — грех, повреждение первых людей, в конце — картина, к чему всё это в конце концов приведёт.


К следующей части

 

Поделиться: