Главная / Читательский клуб / Новинки / Обожение: Основы и перспективы православной антропологии. Панайотис Неллас

Новинки

Новинки

« Назад

Обожение: Основы и перспективы православной антропологии. Панайотис Неллас  02.12.2011 03:28

Обожение: Основы и перспективы православной антропологии. Панайотис Неллас

Неллас Панайотис. Обожение: основы и перспективы православной антропологии. — М. : Никея, 2011. — 304 с.

Панайотис Неллас (1936-1986) — крупный греческий богослов и религиозный мыслитель. Большая часть его исследований посвящена Николаю Кавасиле — знаменитому византийскому мистику и богослову XIV в., канонизированному Греческой церковью. «Обожение» — один из основных трудов этого ученого Цаскета, плод глубокого богословского синтеза, при котором святоотеческая мысль соотносится с современностью и отвлеченные, казалось бы, богословские доктрины оказываются актуальными в жизни христианина, придавая ей глубокую осмысленность и укорененность в церковном Предании. Обожение, единение со Христом, являющееся целью христианской жизни, рассматривается автором всесторонне, в контексте великой богословской традиции Православной Церкви. Неллас ярко и убедительно показывает, что подлинная антропология всегда христоцентрична и что сама она является частью христологии. Книга будет интересна и полезна не только ученым богословам и философам, но и каждому думающему христианину.

 

Предисловие Каллиста, епископа Диоклийского, 
к английскому изданию

«Познай самого себя» — было начертано еще на стенах Дельфийского храма. А св. Климент Александрийский называет самопознание величайшей из наук. Однако не легко дается подлинное самопознание. Каково мое подлинное самостояние? Кто я и что я? Ответы вовсе не очевидны. Границы личности бесконечно широки, они взаимодействуют со множеством других, перемещаются во времени и пространстве и превосходят их, простираясь из времени в вечность, из пространственности — в бесконечность. Нам явно не хватает чего-то существенного в понимании того, что же именно значит быть личностью, в чем подлинное исполнение нашего личностного начала, каковы его пока еще сокровенные возможности. Есть — утверждает Панайотис Неллас в самом начале своей книги — конкретная причина этому таинственному, ускользающему от определений свойству личности. Она — в том, что человеческое существо устроено по образу и подобию Бога; как непостижим Он, так и отпечаток Его в человечестве также ускользает от четких определений. Момент апофатичности, отказа от позитивных формулировок неизбежно присущ размышлениям о человеке, как и рассуждениям о Всевышнем. Отрицательное богословие необходимо дополняется апофатичной, «отрицательной» антропологией.

Человеческая личность — свободная, непредсказуемая, превосходящая самое себя — обретает все более центральное место в современном богословии, как в православии, так и вне его. Данная книга — серьезный вклад в эту бурно развивающуюся проблематику. Ее автор скончался внезапно от сердечного приступа 6 апреля 1986 г., в расцвете творческих сил. Это печальная утрата для греческого богословия, ведь Панайотис Неллас, как и его друг со студенческих лет Христос Яннарас, был на редкость ярким религиозным мыслителем «среднего» поколения Греции 1980-х гг.

Неллас родился в 1936 г.; он изучал богословие в Афинском университете, по окончании которого два года стажировался во Франции — в Лилле и Париже, а затем полгода в Риме. С 1968 г. и до самой смерти Неллас преподавал богословие в Афинах. Как и многие его современники, с тех пор занявшие ведущее положение в жизни элладской Церкви, Панайотис Неллас в юности был участником религиозного движения «Зо » (Жизнь), но в начале 60-х отделился от него и избрал несколько иную стезю. Большое влияние оказал на него Димитрий Кутрубис (1921-1983) из Вульягмени, «старец в миру», которому дано было в 1960-1970-е гг. сокровенно и ненарочито преобразить все течение греческой богословской мысли.

Неженатый и не принимавший сана Панайотис принадлежал к плеяде творческих богословов Эллады, где богословие преподается чаще мирянами, нежели клириками. Глубокая любовь к монашеству часто надолго приводила его на Афонскую гору, где в обители Ставроникиты была написана большая часть настоящей работы. Игумен обители, отец Василий, автор Песни Входа, был его искренним другом.

Большую часть трудов Панайотиса Нелласа составляют исследования византийского мистика XIV столетия Николая Кавасилы, недавно канонизированного греческой Церковью. В 1969 г. появились его работа «Введение в изучение Николая Кавасилы», предварившая докторскую диссертацию в Афинском университете — «Учение Николая Кавасилы об оправдании. Вклад в христианскую сотериологию» (1974). Вторая часть настоящей работы посвящена, выражаясь словами автора, «христоцентричной антропологии» Кавасилы, а незадолго до смерти он завершил еще один труд об этом богослове, пока не опубликованный.

В 1968 г. Панайотис положил начало серии изданий «Epi tas Pigas», то есть «К истокам», — греческий вариант собрания христианских источников, подобный французскому «Sources chretiennes», хотя и гораздо более скромный. Первый том, содержавший три омилии Кавасилы в похвалу Божией Матери, он редактировал сам. Последующие выпуски включали Богородичные омилии св. Иоанна Дамаскина под редакцией сербского богослова о. Афанасия Йевтича и два тома работ преподобного Максима Исповедника под редакцией румынского богослова о. Думитру Станилоаэ. Панайотиса отличало глубокое чувство вселенского характера святоотеческого христианства, которое побуждало его привлекать авторов как из грекоязычной, так и иноязычных культур. Каждый том серии представляет собой параллельные тексты: оригинал и его перевод на новогреческий язык, сопровождаемый научным вступлением и комментарием. В этом, как почти во всей своей богословской работе, Неллас стремился соотнести святоотеческую мысль с современностью, раскрыть Отцов Церкви для нынешних христиан-небогословов, желающих осмыслить и осознать свою веру, «перевести» для них Отцов в план современности. Я не припомню, пользовался ли сам Панайотис выражением о. Георгия Флоровского «неопатристический синтез», но это, думается, примерно то, что он старался делать всю свою жизнь.

Непосредственно в последние месяцы жизни Неллас работал над книгой о преподобном Максиме Исповеднике. Однако в основном, начиная с 1982 г., его силы были поглощены обозрением «Synaxi», которое он задумал, создал и бессменно сам редактировал. Номера, примерно по 112 страниц, выходили ежеквартально, и к моменту своей кончины он готовил восемнадцатый выпуск. И здесь, так же как в серии «К истокам», Панайотис старался соотнести традиционное православное богословие с реальной жизнью. Название сборника можно перевести как «встреча», «собрание», «собор» (как, скажем, ради литургической молитвы): страницы «Synaxi» были задуманы как место собирания воедино ныне живущих — для творческого диалога и встречи с собою, друг с другом и с прошлым.

Сейчас в Греции имеется масса научной периодики, выдержанной университетскими профессорами богословия в строго академическом тоне, а также несчетное количество популярных религиозных журналов. Однако явно не хватает богословских изданий, обращенных к «средней аудитории», к интеллектуалам-небогословам, и открытых для благожелательного обсуждения на достойном уровне христианских аспектов литературы, искусства, политики и культуры, а не только сугубо церковных вопросов. В продолжение традиций более раннего обозрения «Synoro», прекратившего свое существование в 1967 г., «Synaxi» во многом восполнило этот пробел. Авторы привлекались из самой разной среды — университетских преподавателей, афонских монахов, марксистов, значительных литературных фигур, причем живших и далеко за пределами Греции. Отдельные номера посвящались соотношению веры и знания, или экуменическому движению, или же образованию, экологии, телесности человека, миссии Греции и Европы. К началу 1986 г. тираж обозрения вырос до 4000 экз. — выразительная цифра для подобного издания в Греции. Неустанные заботы о мельчайших тонкостях текстов «Synaxi», несомненно, внесли свою лепту в столь преждевременный уход Панайотиса из земной жизни.



Поделиться: