Главная / Актуальная тема / Нравственные ценности и будущее человечества. Заключительное слово

Нравственные ценности и будущее человечества. Заключительное слово

Я рад приветствовать высокое собрание с завершением очередных ежегодных викариатских Рождественских чтений и хотел бы, подводя итоги, обратиться к смысловой направленности сегодняшней темы. Выбор предмета нашего обсуждения не случаен, поскольку выражает одно из наиболее проблемных мест существования человека, общества и нашего будущего. Подобная проблематика встречалась всегда, и история говорит о том, что всякий раз человечество с необходимостью вынуждено решать этот вопрос, но всякий раз по-разному. Иногда — неудачно, что в прошлом часто приводило к гибели культур, цивилизаций, народов, государств. Совсем недавно миновала важная дата — столетие известного события, столь катастрофично отозвавшегося в нашей истории.

Вопрос о нравственности всегда стоял в числе главных относительно познавательного аспекта человеческой деятельности, располагаясь необходимой составляющей духовной ее стороны наряду с гносеологией и онтологией. Слишком все завязано в человеке на нравственности и не только в чисто когнитивном ключе, но и в прикладном: экономике, политике, практике бытовой жизни и во многом другом. Без нравственности — никуда: как только с ней начинают происходить деформации — тотчас жди серьезных последствий.

Вот и наше время, наша современность, очередной раз вызывает в моральном плане, мягко говоря, серьезную озабоченность, хотя следовало бы выразиться более жестко, в алармистских терминах, и назвать положение тяжелым. Проблема в том, что христианство как стержень и носитель культуры Евроатлантического мира давно и неудержимо сдает позиции. Это происходит повсеместно с разными темпами и качеством. Давно образовалась линия фронта между традиционными этическими устоями и секулярной моралью. Эпоха модерна и постмодерна активно вырабатывает этические нормы натуралистической, релятивной, нравственности, активно сталкивающейся с христианской системой абсолютной нормативности добра. Последная активно вытесняется, сменяясь новыми представлениями, менее строгими (более размытыми). Очевидны проявления негативного характера внутри мировых сообществ, выражающиеся в лесбийских и гомосексуальных связях, в сильнейших деформациях, которые претерпел классический вид (институт) семьи, в формах женской эмансипации и искажениях женского начала вообще как такового, в трансгуманистических проектах будущего.

Хотим мы того или нет, но нравственный климат изменился и происходит это в весьма любопытный исторический момент, когда, возможно, мы находимся на стыке разных цивилизаций: Евроатлантической христианской и восточной, которая представляет собой рождающуюся на наших глазах авторитарную форму политической организации и соответствующую форму экономического устройства. Мы можем их наблюдать в китайско-сингапурском регионе со всей спецификой социокультурной традиции Востока. Другой регион — другая социокультурная модель наблюдается в странах Ближнего Востока, где образец нефтяных монархий Персидского залива давно служит примером нового политического и экономического устройства1 для стран этой географии.

Возможно, что мы присутствуем при крупном геополитическом сдвиге — решении нового исторического вопроса о судьбе Евроатлантического христианского мира, и здесь вопрос о нравственности выходит на определяющее место, ибо простирает путь либо исторического развития, либо окончательной деградации. Вполне вероятно, что мы как цивилизация стоим на распутье и нашу христианскую культуру необходимо спасать, за нее необходимо бороться.

Наши Рождественские чтения тематически обращены к тем проблемам, которые встают в духовной области. Она в тяжелом состоянии, и нам нужны новые стимулы для преодоления образовавшегося провала. Причины понятны — эрозия христианских абсолютных нравственных констант, когда для нас Иисус Христос вчера и сегодня и во веки тот же (Евр. 13, 8). Оказалось, это не для всех очевидно. Релятивная, натуралистическая этика активно наращивает свое влияние, что грозит большими потрясениями. Против них необходимо выработать противоядие, однако действенный инструментарий практически отсутствует. Традиционные религиозные правила набили оскомину своими приевшимися формулировками, а новые подходы христианство вырабатывает с большими затруднениями. Запаздывание, причем существенное — налицо. Исторически прослеживается синусоида коллапсов, когда кризисные ситуации подходят к критическим значениям. Наступает духовно-социальный коллапс, все взрывается, гибнут империи, и затем начинается обновление, хотя и ценой упадка значительных и весомых культур, гибель которых оказывается безвозвратной. Вспоминается чреда гибели Римской, Византийской, Российской империй. Поневоле на ум приходит вопрос: неужели обновление возможно только путем таких жертв? Тогда остается ждать и уповать на промысл Божий, ведущий пути истории Своим перстом, однако при этом не лишне и самим пробовать найти решения, способные «помочь» Богу в борьбе за спасение человека. В связи с этим, хотелось бы надеяться на то, что наш сегодняшний, пусть и небольшой, форум внес свой посильный вклад в процесс отстаивания подлинных христианских ценностей.

Протоиерей Валентин Тимаков

___________

1 Гаджиев К.С. Новая «Великая трансформация»? // Вопросы философии. 2017. № 7. С. 84.

Поделиться: