Главная / Актуальная тема / СТРАНИЧКА НАСТОЯТЕЛЯ / Воскресные проповеди / Проповедь в Неделю 11-ю по Пятидесятнице. О предпосылках к духовной жизни. 8 сентября 2013 г.

Проповедь в Неделю 11-ю по Пятидесятнице. О предпосылках к духовной жизни. 8 сентября 2013 г.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Братья и сестры, сегодня я хотел бы поразмышлять об очень простых вещах, которые напоминают нам о духовной жизни. Духовная жизнь, как я много раз говорил, является основой того, для чего мы собрались здесь. Это ось, вокруг которой все вращается. Однако мы к ней (к духовной жизни) не только не приближаемся, но и представление имеем очень приблизительное. Поэтому свою задачу я всегда вижу в том, чтобы дать о духовной жизни себе и другим хотя бы некоторое понятие, чтобы мы могли ощутить, что таковая есть и в какой мере отпадения от нее мы находимся, почувствовать жажду духовности, без которой мы ни к какой тихой гавани не приплывем.

Сегодня у нас два Евангелия. Второе — богородичное, в связи со Сретением иконы Владимирской Божией Матери, а первый материал, приточный, являет собой емкий, символический текст, насыщенный до крайности образами. Господь неспроста прибегает к форме притчи: в краткие предложения Ему удается заложить огромные слои смысла, которые могут привести нас к совершенно удивительным открытиям.

На лекциях в воскресной школе я всегда обращаю внимание слушателей на речение известного западного теолога, Харвея Кокса, не православного, но достаточно точно обозначающего социально-богословские и философские проблемы. Он говорит о том, что в жизни человечества были разные эпохи, и возрастания, и падения, но во все эпохи прошлого в процессе постижения эссенциальности бытия, познание его сути заставляла мыслителей вращаться вокруг идеи Бога. Открывали они Его, исследовали ли, пытались ли разложить Его на составляющие, анализировать, ставили ли под сомнение Его существование, обретали ли Его — в разных менталитетах это происходило по-разному, со своей спецификой — но это было, повторяю, все было вокруг Него. Сколько тысячелетий человечество билось над идеями познания сущего через Первосущее! Но наступила эпоха, когда ось наших размышлений стала другой.

Сейчас, как много раз я говорил, все вертится у нас не вокруг Бога, а вокруг идеи прибавочной стоимости. Вопрос только в деньгах, больше ни в чем. Они являются центром притяжения. Парадокс парадоксом: оказалось, что человечеству не так интересна идея Первосущего, эссенция бытия как-то растворилась, выяснилось, что суть устремления нашей жизни — накопление денежных знаков. Мозги усохли, потому что категории бренного материального бытия и высокого, хотя бы теоретически идеального, несравнимы. Как бы мы наше тело ни любили, каким бы хорошим оно ни было, белки, углеводы, рефлексы — все это однозначно. А вот свобода духа имеет вариаций много больше… Сложность этих пространств сама по себе несопоставима. Так получилось, что мы живем сейчас белками и углеводами, а не духом. Сколько это продлится — Бог знает. Может быть, этим и закончится все в мире. А может быть, произойдет не одичание духовное, а просветление, может быть, опять обратятся к Первосущему и ось истории изменится и все вернется на круги своя. Будем надеяться, что природа нашего естества как образа Божия понудит нас к этому вернуться.

А пока вернемся к приточному материалу, который тоже обращается не к высоким заоблачным сферам, а к приземленным (и в этом совершенно очевидно просматривается гениальность евангельского благовестия, способного обращаться к самым неожиданным областям жизни). Фабула истории, которую мы только что слышали, проста. Нашим современным языком, она повествует о мужике, который взял ссуду в банке миллиона на полтора, машину купил, катается в свое удовольствие, долги отдавать не собирается. В конце концов, его вызывают в суд, предписывают машину ликвидировать и имущество описать, потому что проценты набежали. Но мужик нанял адвоката, кого-то уговорил, упросил и получил отсрочку. А через неделю встретился с пьяницей-соседом Петей, которому год назад пять тысяч дал, и вдруг вспомнил эти пять тысяч, и сразу «ем его довляше», взял его за глотку. Вот и весь сегодняшний приточный рассказ. И теперь очень важный вопрос — где мы с вами в этой притче? Ведь если в Евангелии об этом написано, если нам с вами с амвона это читает самоя Церковь (а Церковь — тело Христово), то по определению мы все здесь есть, надо просто отыскать. Конечно, если начнем смотреть буквально, то ничего не найдем — кто-то финансовых долгов вообще не делает, кто-то про банк вообще ничего не знает, а про ссуду и подавно и так далее. Но не обязательно же нам мыслить так примитивно-вербально. Сама форма притчи идиоматически образна, и, если хорошенько посмотрим, то увидим здесь аналогию не только с нашими денежными отношениями и материальными (дележом наследства каким-нибудь), но и с отношениями между людьми в целом. Если во всем объеме нашего отношения межчеловеческого посмотрим на эту притчу, то увидим себя в ней ясно, как в зеркале. Каждый из нас, углубившись внутрь себя, вдруг обретет самое страшное и тяжелое, о чем говорит здесь Господь.

Говорит Он, что духовных отношений между нами вообще нет, а есть только нарушение элементарных процессов, именно элементарных, когда обычная логика здравого смысла не работает. Давайте вспомним себя и проверим на простейших ситуациях: кто-то не убрал со стола, ты кричишь страшно, а потом делаешь то же самое; в храме учишь — «не смейте разговаривать», а сам начинаешь трепаться через 15 минут. Когда мы все это вдруг за собой заметим, останется только сказать: «Ох, Господи, что же делаю я? И к чему я вообще пригоден?». Ведь мы так раздражаемся по поводу косолапой походки ближнего своего, хотя сами ровно пройти не можем! Господь на это и указывает: какая даже элементарная духовная жизнь может быть, если мы и простую логику человеческих отношений не выполняем? Разве мы больны, или глупы, или примитивны? Сами мы можем что-то такое о себе сказать, но как только услышим подобные замечание от посторонних, все вздымается в нас, голову сносит от возмущения и несправедливости. Ведь мы-то справедливые, конечно, и требуем справедливости везде и всюду. Раз так, то давайте скажем честно: даже речи о том, чтобы выполнять самые простые требования духовной жизни, у нас нет.

Возьмем пример из физики и представим, что вдруг электроны перестали двигаться однонаправленно. Тогда не будет ни света, ни тепла, и мы будем возмущаться — «как же так, этого не может быть, это нехорошо!». Но если мы в своей духовной жизни вот этих электронов однонаправленных не можем выстроить, что тогда говорить?.. Господь нам, каждому, напоминает этой притчей: «Будь немножко шире, умей простить, умей забыть, умей сопоставить с самим собой», — вот что Он говорит. Только что на суде у царя был человек, который ему должен доверху, и он был прощен, и, выйдя, тотчас же, куда меньшее не простил! Ни о какой широте души, ни о какой снисходительности речи нет, и получается ситуация нежизнеспособная, когда два грешных человека едят друг друга поедом, один другого, третий четвертого, пятый шестого — везде одна агрессия, везде одно неприятие. И при этом можно находиться в церкви, и говорить о высоком, о вере, и возмущаться всеми.

Понимаю, есть исключение: когда тот, кто указует, — сам величайший аскет с чистыми помышлениями и с абсолютно выполненными правилами. Тогда еще могло бы это работать, но первое — такого непогрешаемого примера мы не найдем, и второе — если он вдруг и случается, а такие в истории Церкви есть, то никогда не будет вести себя так неподобно. Если есть святость, то есть и широта души, есть способность снизойти к слабостям другого. А со слабостями мы мириться не хотим (если это не наши слабости, конечно). В этой притче Господь призывает: «Смирись, человек, со своими слабостями и со слабостями ближнего своего, а потом уже задумывайся о чем-то большем». Сегодня я хочу обратить наше внимание — мое в частности — себе внутрь и спросить себя: насколько я выполняю то, что спрашиваю с других, с чем не согласен, что меня так страшно раздражает в других — почему меня это не раздражает в себе? Давайте задумаемся об этом в объеме требования Господа к нам — а требует Он, чтобы мы способны были прощать и быть чуточку выше наших страстей. Помолимся и попросим Господа о том, чтобы страсти наши иногда унимались, чтобы мы могли немножечко над ними подняться и сообразовать свои требования со своими возможностями и с пониманием Божиего замысла о наших отношениях с Ним, с самими собой и с ближними нашими. Помоги нам в этом, Господи. Аминь.

Поделиться: