Главная / Актуальная тема / СТРАНИЧКА НАСТОЯТЕЛЯ / Воскресные проповеди / Проповедь в Неделю 33-ю по Пятидесятнице, по Богоявлении. О святой воде и о балансе формального и сущностного. 20 января 2013 г.

Проповедь в Неделю 33-ю по Пятидесятнице, по Богоявлении. О святой воде и о балансе формального и сущностного. 20 января 2013 г.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.
 
Братья и сестры! Несколько лет назад на проповеди я говорил о советском времени и значении Елоховского собора для Москвы в период Крещенских праздников, о том, что даже тогда, если посмотреть сверху на картину бурлящего собора, было понятно, что вода пользуется, как бы мы сейчас, в век бизнеса, сказали, активным спросом. С того времени утекло много этой самой воды, и теперь весь президентский аппарат, вся дума, всё городское управление прыгает в прорубь, и издаются даже указы, чтобы иордани не делали, потому что боятся за народ, хотят проблем возможных избежать. Другими словами, совсем иное отношение в этому явлению в наши дни. Сегоднямы без крещенской святой воды не мыслим себя. Если в семье нет трехлитровой банки с крещенской водой, то что это за семья такая?! При случаях духовного нездоровья, волнений, страхов, одержания полчищами бесовскими у нас есть панацея: окропить помещение, попить — и всё успокоится. И вот эта ёмкость с водой, в некотором смысле, гарант нашего спокойствия и, между прочим, показатель православия. Потому что если банки со святой водой нет, не очень ты и православный. Как и лампады если нет. Если в квартире много икон, а лампада перед ними не горит, это экспозицией называется. Такие нюансы определяют нашу церковность. Практикующий в духовном плане человек без святой воды никуда. Поэтому у нас есть все показания задаться вопросом — что же происходит в эти дни святого праздника, что совершается в мире в связи с Великой Агиасмой?
 
Я буду исходить из тезиса о том, что  один из основных смыслов праздника этого заключён в его названии: мы знаем его не только как Крещение, но и как Богоявление. Богоявление — явление Бога. Явление где и как? Да в мире. Вы скажете: Христос родился, теофания произошла уже. Да, это справедливо, но и праздник Богоявлением называется неспроста, потому что здесь произошло определённое объявление того, что внутри, в сути уже свершилось. Это как презентация. Книга вышла — и мы её презентуем, оглашаем перед всеми, говорим о том, как она зарождалась, о содержании, об особенностях и о том ценном, что она несёт в себе. И вот такое объявление совершилось в день Крещения: Христос пришёл на Иордан, крестился и мы читаем в Евангелии: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение». Мы не очень обращаем внимание на эти слова, а между тем они запредельно важны. Сам Бог вторгается в историю в Своём фонетическом звучании, слышном всем, и миссия Христа получает новое качество. Интенсивность Его вхождения в нашу историю и несения Света миру имеет свои стадии, и здесь мы с вами узнаём о сути Христа, причём не Сам Он говорит, а о Нём Бог Отец возглашает, и мы видим «Дух в виде голубине, извествоваше словесе утверждение». То есть, Третья Ипостась Святой Троицы тоже в «объявлении» участвует, и вся полнота Святой Троицы здесь реализуется.
 
И вот это Богоявление, явление Бога в нашей истории, связано почему-то с водой. Господь приходит на Иордан, к Иоанну Крестителю, который проповедью своей пламенной очищает людей, и входит Он в воду и тем самым даёт нам знак, каким способом, в частности, происходит освящение её. Ясно, что мы с вами всегда осенены невидимой и непостижимой благодатью Божьей, но для нас, материальных людей, очень важно иметь и какой-то вещественный ингредиент, которым можно пользоваться именно в мире материальном. Вода выступает таким ингредиентом. Господь входит в воды и преображает их, меняет их, освобождая от искаженности грехом и даёт то чистящее средство, то лекарство от духовной инфекции, которым мы можем пользоваться и которое везде действует, во всех смыслах — и в онтологическом, и в психологическом, и в эстетическом — во всех, потому что вода универсальна. Мы знаем, что мир из воды состоит, и человек от воды зависит куда больше, чем от еды: сорок дней без пищи и шесть без воды — показатель выживаемости говорит сам за себя. Господь входит в иорданскую воду и тем самым входит во всю воду вообще, освящает чрез ту воду всё наше земное мироздание.
 
И вот с того времени начинаются глобального масштаба метаморфозы, когда у нас появляется средство, которым можно умыть этот мир, придать ему не звериный лик, но человеческий. Действительно, когда ты встал, ты не можешь помолиться и поесть, если ты не умылся. Это в некотором смысле освящающий момент. Когда я сталкиваюсь, например, в путешествиях, с людьми, которые, встав с постели, тут же идут кормиться, поражаюсь необычайно. Всё-таки очистительный момент в саму нашу психологию заложен, и слава Богу, и мы должны его культивировать всемерно.
 
И сегодня мне хотелось бы акцентировать, исходя из факта преображения мира через очищение его посредством воды, вопрос, который я полоскаю с вами на проповедях уже в течение долгого времени, — вопрос о формальном и сущностном. Формализм и суть явления всегда находятся в корреляции. Вспомните, сколько раз я начинал проповедь с того, что русский народ сильно ругают за формальную, обрядовую сторону. У нас это действительно есть, мы обрядовые, и сущностная часть у нас тает, конечно. Во всех храмах, во всех статьях и публикациях настаивают на том, чтобы мы с вами немножечко отрезвились и от этой формальной стороны к сущностной перешли. Действительно, когда мы разбираем воду и несём её домой, у нас во многом внешнее отношение к ней. Один меня недавно спрашивает: «А можно мне помыться водой святой?». Веры не достаёт ему в то, что нескольких капель хватит, — надо бы побольше. Чисто механически выполни некий ритуал и тогда либо исцелишься, либо закодируешься от бесов на ближайший месяц, либо сделки твои пройдут хорошо, либо в семье всё наладится — для этого и домашних помыть можно… Зависимость от количественного входит в нашу жизнь. Когда я был иподьяконом у митрополита, одна повариха ведрами таскала воду на кухню, и я поражался — зачем столько? «А я ВСЁ варю на святой воде». Всё! Чтобы мы святыми стали уж на всю катушку, потому что стаканчика не хватит для этого точно. Такая истовость, на первый взгляд, неплоха. Потереть как следует окошечко, чтобы сияло, — вроде бы отлично, если за этим не стоит умаление духовной составляющей, когда внутреннего нашего напряжения мы предоставляем Господу недостаточно. Выпить много воды — нормально, меньше — не годится.
 
И вот мы ёрничаем без конца и края над этими чисто количественными моментами и доходим до предела, когда всю формальную сторону аннулируем, что тоже опасно. Существует исторический спор номиналистов и реалистов, где обозначается отношение к реальности: либо оно спиритическое, номиналистическое, либо реалистическое. Сущностные и формальные моменты постоянно противостоят друг другу, подлинное равновесие между ними сложно соблюсти. И когда мы утверждаем одну духовную сторону явления, мы саму воду лишаем благодатности. Богословы либерального толка настаивают на том, что вода будет святой только тогда, когда у нас напряжение молитвенное будет. Как только мы напряглись, вдумались, с верой и с усердием приняли её — тогда подействовала она. И это номиналистическая опасность грандиозная, ведь здесь мы теряем святую воду как таковую.
 
А святая она у нас и в материальной своей составляющей. Она, безусловно, действует, в том числе, и как аспирин на ребенка, без разницы, знает он о его действии или не знает. Ибо если не так, то природа воды становится то появляющейся, то исчезающей, вот проблема какая. Поэтому в православии учение не номиналистическое, а реалистическое, учение о том, что по нескольким параметрам вода становится святой: когда правильно поставленный священник осуществляет освящение по правильно выработанному чину и с истово направленной молитвой, вот тогда у нас получается объективно святая вода, которая всегда таковая, независимо ни от чего. И люди из такой огромной, как вчера, толпы, которые никогда в эту церковь больше не придут или, в лучшем случае, раза три в году заглянут — на Рождество, Крещение и освящение куличей, — так вот эти люди берут воду и она у них тоже действует, хотя понятия у них о ней нет никакого. Тем не менее, Господь по милости Своей покрывает их слабость любовью и помогает, разговаривая с ними на их языке и на их понятиях. И тут перед нами вновь возникает уже означенная опасность того, что даже те, кто может, и те ослабляют напряжение своего молитвенного делания применительно к святой воде и к прочим обрядовым действиям, и тогда, конечно, беда, и тогда мы вырождаемся, и я снова ставлю вопрос баланса между формальным и сущностным, который (баланс) так нам нужен.
 
Сегодня мы имеем огромный праздник, когда изменяется весь мир, когда вода святая омывает зачумленный мир. Помните, на прошлой проповеди я говорил о чуме, которая уничтожила три четверти населения Англии. А теперь представьте, какая радость была бы, если бы тогда у них вдруг появилась панацея, пилюля: примешь её — и отступит чума. У нас ведь то же самое. Чума духовная, короста у всех и вся на душе колоссальная. И сегодня мы получаем лекарство от чумы.
 
Мы должны уметь им пользоваться, чтобы облегчать этот мир, чтобы меру добра в нём сохранять и увеличивать. Для этого нам и требуется это пресловутое сочетание формального и сущностного, для этого нужно нам чтить как одно, так и другое, потому что именно в сочетании их является полнота и красота. Понимаете, чем скучны спириты? У них всё духовное, а духовное без материального ополовинивает само явление как таковое. Если бы этот мир был без запаха и вкуса, без цвета — представляете, насколько был бы он нищенским? Но он дан нам объёмным. Религиозные люди и безрелигиозные — в чём их разница? В том, что одни видят половину мира, а у других две половинки сложены в целое. Это как моно- и стереозвучание. Так давайте бороться за то, чтобы мир, который Господь дал нам объёмным, во всей полноте красок звучал. И чтобы не было у нас перекосов, и чтобы не верили мы, что только семнадцатая вода, собранная в седьмой церкви, будет святой. Давайте молиться Богу о том, чтобы Он вразумил нас, чтобы понудил нас к состоятельной в духовном измерении работе, чтобы две половинки работали у нас в полную мощь, чтобы мы двумя легкими дышали. Помоги нам в этом, Господи. Аминь.
Поделиться: