Главная / Актуальная тема / СТРАНИЧКА НАСТОЯТЕЛЯ / Воскресные проповеди / Проповедь в Неделю Крестопоклонную. О христоцентричности нашей жизни. 23 марта 2014 г.

Проповедь в Неделю Крестопоклонную. О христоцентричности нашей жизни. 23 марта 2014 г.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Братья и сестры, тема Креста — доминирующая тема Великой Четыредесятницы: страстная седмица, Распятие и Воскресение Христово — все проходит через Крест. И каждый год мы думаем о Кресте, о его тайне — ведь он есть тайна, которая не может быть раскрыта нами в полноте, потому что она по своей сути иррациональна, а мы в основном можем постигать только рациональные темы. Если сердце наше включается, то становится немножко проще, но для этого нужно, чтобы сердце было чистым, а ведь иногда эмоциональные наслоения на сердце искажают все и мы не можем ничего понять. Но будем пытаться делать это по мере сил и возможностей.

Сейчас я предлагаю вам сосредоточиться на теме Креста Господня, на внешнем плане темы и на внутреннем. Внешний план — пересечение двух прямых, вертикального и горизонтального, — мы видим практически везде: в колокольнях наших, в куполах, в самом устроении храмов — куда ни посмотришь, увидишь этот символ. И есть умопостигаемый внутренний смысл, который хорошо акцентирован в лапидарном выражении Павла Флоренского о том, что крест есть универсальная характеристика бытия. Куда бы мы ни обратили взор, внутренний или внешний, везде увидим образ креста — как в природе, так и в практически-бытовом плане, и в космическом, и, конечно в интеллектуально-теоретическом и духовном, потому что тема Креста есть главная тема нашего спасения: мы жизнь вечную, воскресение имеем только через Крест. Все — от малого до великого — сосредотачивается на Кресте Христовом.

Обычно мы воспринимаем только малое, поверхностное, и это настоящая проблема. Внешнее наше восприятие образа Креста связано с практически-прикладным значением, с охранительно-защитительными функциями. Люди надевают крест, рисуют на дверях, чтобы защититься и от людских, и от бесовских козней. В простонародье доходит до забавного. Помню, когда я служил в деревне — лет 20 назад — там был мотоциклист, как говорится, без руля и без ветрил. Он регулярно разбивался, но не до смерти — и каждый раз, когда кувыркался с мотоцикла, терял крест, и каждый раз приходил ко мне и просил вновь надеть его. И каждый раз я водружал на него большой золотой крест, и снова он несся на своем мотоцикле, снова разбивался, снова терял крест и снова приходил. И говорил мне: «Я ведь прихожу к Вам, я живой. Значит, действует!». И это практически-прикладное значение на 100% верно — разве крест не защитит нас от всего? Конечно, защитит. Крестная сила — неодолимая, это оружие непобедимое. Помню, однажды мы проходили таможню с одной делегацией, таможенник спросил, есть ли у нас оружие, и одному батюшке в голову пришло сказать: «Есть!». Все всполошились, окружили нас, приказали вытаскивать оружие — вытащил он свой внушительный священнический крест и говорит: «Есть ли оружие больше?». Таможенники были вынуждены согласиться. Действительно, это есть оружие непобедимое, и когда ты имеешь подлинную веру, с крестом Господним можешь одним словом двигать горы — так сказал Христос. Но все-таки, братья и сестры, в этом прикладном защитительно-охранительном плане есть нюанс, о котором мы и прочли только что в Евангелии (Мк. 8, 34–38).

Там говорится о Кресте в значении ига, понимаете? Иже хощет по мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по мне грядет. Что это значит? Что человек взваливает крест и тащит его, каким бы тяжелым ни был. Это и есть тайна Креста, братья и сестры. Если рационально прочитать это евангельское зачало, то можно рассудить: совсем с ума эти православные посходили — отяготить себя хотят! Понятно, когда спортсмен трицепсы развивает — а этот-то зачем на себя такие тяготы взваливает, иго тащит в три погибели? И так едва ходит, еще и взваливает, и вообще идти не может, и только стонет. Зачем это все? И в то же время мы имеем Евангелие. Если в Евангелии это написано, значит, истина. Мы это понимаем, но все равно защитительно-оградительная функция креста в нашем сознании преобладает, хотя написано-то для нас совсем другое. Иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть (Мф. 11, 30).

Если пользоваться только защитительно-оградительными функциями креста, то представим себе квартиру в высотном доме: 15 этажей снизу, 8 сверху, двери металлическими замками мы обвесили, заперлись и сидим. И сколько высидим, братья и сестры? Вы понимаете, что долго там не просидишь, потому что это похоже на камеру и сидеть там тягостно. А что же надо? Надо открыть двери, когда нас зовут, выйти и помочь. Да, когда выходишь — это всегда риск: выскочил помочь, сунулся — а тебя еще и по голове стукнули. Риски огромные. Но без этих рисков не может быть жизни. И именно за понятием самой жизни сокрыта тайна Креста. Христос распялся за нас, пошел на смерть, на эту крайнюю меру — и тем спас нас и обогатил. И поэтому крест, который мы возлагаем себе на грудь, и есть тот открытый мир, в котором мы должны прийти на помощь каждому. Если мы берем непосильно, то это гордыня, и она раздавит нас, но по своим силам мы должны брать максимум и нести его. И тогда мы наполняем жизнь другим содержанием, и только тогда мы и можем называть ее жизнью, а не отсидкой в четырех стенах. И через это открывается тайна Креста во всей своей антиномии: действительно, братья и сестры, позвоночник стонет под бременем, а душа поет — если рассматривать это в контексте не только жизни земной, но и вечной, которая является для нас заглавной. Только через Крест Христов у нас есть вход в эту иную, вечную жизнь. И от нас требуется заглянуть в свое сердце, понять — а мы-то крест Христов зачем надеваем на грудь? Зачем крестим детей своих? Чтобы они не болели — или это знак нашего действительного следования Христу? Осознаем ли мы, зачем носим крест? И осознаем ли, что вообще его носим? Обычно у нас осознание одно: крестик на улице нашли — и к батюшке бежим скорее. Если нашли 100 долларов — это одно, если крест — тут же в панику впадаем. Как же мы магично и суеверно относимся к этому! Да, если ты нашел крест, это иго, но не благо ли оно? Мы должны задаваться этим вопросом. Но задаемся ли? Никогда. И в Крестопоклонную седмицу, в воскресенье, когда Крест Христов по центру храма и нашего сознания, следует нам обратиться внутрь себя и спросить — что для нас означает наш нательный крест? И не следует ли поставить именно его в центр нашей жизни и следовать за Христом, чтобы не устыдился Он нас? Помните, как говорит сегодняшнее Евангелие: Иже бо аще постыдится мене и моих словес в роде сем прелюбодейнем и грешнем, и Сын Человеческий постыдится его… Страшные слова, которые относятся ко всем нам, братья и сестры! Давайте помолимся Кресту Господню, зримой иконе страданий Христовых и нашего Спасения, этому орудию победы, чтобы помог Он нам осуществить свой путь в прямоте — как Он его осуществил. Аминь.

Поделиться: