Главная / Актуальная тема / СТРАНИЧКА НАСТОЯТЕЛЯ / Воскресные проповеди / Проповедь в Неделю Марии Египетской. О бескорыстной жертве. 21 апреля 2013 г.

Проповедь в Неделю Марии Египетской. О бескорыстной жертве. 21 апреля 2013 г.

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Братья и сестры, сегодня у нас, когда Великий пост в своем апогее, снова есть повод глубоко подумать об истинах духовного созидания, которые даны нам Богом, открыть их для сердца, потому что обычно они чаще воспринимаются только умом. Иногда кажется, что усваиваются сердцем, но только кажется, а на самом деле — искажаются до неузнаваемости, до сродства с сектантскими перепевами или откровенными ересями. В эти дни — Крестопоклонной Недели, Недели Иоанна Лествичника, Марии Египетской — Великий пост, как я уже упомянул, достигает максимальных содержательно-аскетических значений, предельного внутреннего напряжения. На следующей неделе у нас уже Вербное воскресенье, а там и Страстная седмица. В эти дни все смыслы заостряются в высшем своем выражении, поэтому от нас с вами требуется максимально полно их принимать. Когда еще, как не сейчас, принимать ту пищу, которая подается нам с чтением Евангелий (а на будничных службах чинопоследование часов так построено, что всё Евангелии вычитывается) с тем, чтобы оно воспринималась не отстраненно, как некая внешняя Книга, но вошло в нас самих?

Сегодня, в Неделю Марии Египетской, предлагаю нам задуматься, братья и сестры, об очередном поставленном Церковью примере и об истине, которую Господь через этот евангельский случай подает нам. Мы читаем его каждый год, но надеюсь, что с каждым разом серьезнее понимаем, лучше и глубже. К этому мы должны всегда стремиться, вырабатывать в своей душе принцип: чтобы чем старше становились — тем лучше понимали. Вырабатывать такой подход нужно с малого возраста, чтобы в свое более позднее время у нас было не увядание, а рост. (Хотя обычно мы все-таки видим увядание, когда старому человеку просто скучно. А заново не начнешь: английский учить в пятьдесят лет можно, но хорошо уже не выучишь. И если в пять лет ты гаммы не зубрил, то в шестьдесят не трогай пианино). С религиозными истинами у нас и проще, и сложнее одновременно. Сложнее потому, что углублять свое мировоззрение бывает подчас непосильно, а легче — потому, что Христу по силам всё. Сколько людей пришло к Нему в зрелом возрасте и горело необычайно, потому что Господь вмешался в их жизнь и осуществил неосуществимое. Если мы это горение имеем в сердцах, то перед нами всё открыто, как бы мы ни опаздывали. Для этого должна быть восприимчивость души, которая тоже вырабатывается годами. Так давайте попробуем сегодня сделать такой шажок навстречу поданной Господом истине, чтобы венец нашей жизни был максимально продуктивен, чтобы нам не было страшно, или стыдно, или одиноко. Есть такой псалом — «Не отвержи меня во время старости». «Не отвержи меня, а будь со мною». Перейдем к сегодняшнему Евангелию и узнаем, как это можно осуществить.

Сегодня Неделя Марии Египетской, подвижницы благочестия, которая сделала гигантский вклад в сокровищницу предания Церкви, и Евангелие напрямую связано с этой темой, с подвигом ее и многих других подвижниц благочестия, которыми так славна история нашей церкви. Евангелие повествует о некоей грешнице, которая Господу, пришедшему к одному фарисею, омыла ноги благовонным миром и отерла своими волосами. Миро было очень дорого в древности. Это сейчас у нас таких вещей в магазинах залейся — если наши бесконечные ароматные крема исчезнут, мы с ума сойдем. А раньше только благородного гостя умащивали благовонными маслами, чтобы оказать ему особую честь. То есть, мы видим тут два параметра: она грешница и она приносит миро. Хочу обратить ваше внимание на факт этой жертвы: фарисеи осуждают Господа за то, что Он якшается с грешницей, а также и за то, что поощряет неоправданную растрату мира, которое можно было бы по-другому использовать, что не сказано в этом конкретном чтении, но присутствует в параллельных евангельских текстах (см.: Мф. 26, 6-13; Мк. 14, 3-9; Ин. 12, 1-8).

Такие бескорыстные и на первый взгляд бесполезные жертвы многих раздражали, как мы читаем в Евангелии, вводили в смущение. Сейчас это еще сильнее обострилось, что связано с увеличением меры рационализации. Наша цивилизация, подчеркну особенно, современная, имеет поразительное свойство сводить всё к голове, к рацио, и сводит больше и больше. Причем, рациональность понимается здесь не в буквальном смысле, не как разумность (потому что рацио — это разум, и здесь надо уточнить: говоря о вере в Христа, мы вполне можем сказать, что она во многом рациональна, потому что истина выражается разумно), так вот, в нашем случае речь идет о термине в смысле рассудочности, направленной на некую практическую выгоду. Такая рациональность, конечно, уменьшает человека, высушивает и обедняет его. Приведем пример. Вы помните звонкую, эпохальную историю того, как в девяностые годы стали восстанавливать Храм Христа Спасителя — сколько тогда нашлось злопыхателей, сколько кричали и вопили о том, что не стоит его восстанавливать, потому что нужные для восстановления деньги лучше направить на прокорм голодных детей в Африке или нищих в нашей глубинке или на поднятие деревень. Да, эти рассуждения были разумны: действительно, посмотрите, сколько в храме золота, и пересчитайте это в надбавках к пенсиям или в гуманитарной помощи. Пять лет можно было бы всех кормить! Действительно, можно. Только вот Храма Христа Спасителя бы не было.

Из примера видно, что у нас на весы положены столь несопоставимые величины и в нашем сознании почему-то перевешивает малейшая и легчайшая, та, которая перевешивать бы не должна. Мы лучше перемоем всех бомжей, которые всё равно тут же измажутся, — и это будем считать большим вкладом, которого и достаточно. Однако Господь в сегодняшнем Евангелии констатирует совершенно другое. Вы помните, что на все домыслы фарисеев Он отвечает очень резко: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много… Возлюбила — не потому, что помыла чумазого и накормила голодного, а потому, что умастила ноги Его. Он что, разве не знал, сколько некормленых детей было тогда и будет еще? Не видел их интроспективным взором Своим, не видел всех голодающих и немоществующих от начала времен до конца? И что, Он разве не сострадал им? Совершенный Богочеловек, Который умеет любить — уж не чета нам с вами — не сострадал? И, тем не менее, Он принимает это, на взгляд фарисеев, бессмысленное расточительство, которое поистине есть великая жертва.

Стоит отметить, что эта жертва должна быть верно направлена. А то сейчас многие думают — «построю храм, отобью свои денежки». Вроде тоже жертва, но совсем не такая, хотя, конечно, весьма адекватная понятиям нашего мира. От нас, христиан, ожидается совершенно иное: мы должны отдавать, не мысля о том, как бы это вернулось нам. Этот добровольный дар есть условие того, что наша свобода начинает действовать в полной мере, что наш потенциал помимо рассудочности, которая от нас никуда не денется, начинает расти вверх, к любви и красоте.

А ведь любовь и красота — это те свойства, которые дают человечеству перспективу жизни и развития, потому что только в любви и красоте оно может развиваться полноценно. Будучи рассудочным, оно не может развиваться — только деградировать, потому что рано или поздно человек, который живет лишь деньгами, новой красивой мебелью, техникой, сам со временем превращается в деньги, в мебель, в технику — в предмет. А предмет не может творить. Именно поэтому у нас сейчас практически нет музыки, живописи — кризис наблюдается во всех областях. Читал недавно слова главного архитектора Москвы: «Западным коллегам поучиться у нас нечему» — то есть, за последние двадцать лет мы ничего не сумели соорудить: либо плагиатом прошлого занимались, либо плодили безжизненные новоделы. Так и в литературе. Чье перо указует нам вектор? Пелевина, Донцовой… Ну да, на безрыбье и рак рыба, сам почитываю и склоняюсь к ним в признательности, но можно ли их сопоставить с нашими подлинно великими писателями? Вряд ли. Мы скажем — время не то. Именно так и в таких условиях мы не можем принести Богу чистую жертву, как та женщина, которая была грешна, но умела любить, жертвовать и не глядеть, как ей это обойдется в конечном итоге, в какие деньги станет растрата мира. Она просто пришла и умастила ноги Спасителя, и тем самым дала основание будущему человечеству.

И человечество, действительно, это восприняло, братья и сестры, восприняло эти правила: у нас есть великая христианская культура, поднебесная культура — потому что когда-то одна женщина умостила ноги Христа миром. Людям сторонним это кажется абсурдом, но когда мы сами не может понять бескорыстную жертву и принять ее необходимость, ожидаем какой-то благодарности, признательности — вот это обидно. Как мы мельчаем тогда, как наша свобода чахнет, и душа уже не может жить и работать в полноте! Сегодняшнее евангельское чтение напоминает о том, что нужно нам хоть чуть-чуть притормозить падение своей души, которая всё меньше и меньше способна давать, не требуя обратно, подчиняться, не думая об унижении, слушать того, кто поучает, без осуждения — можно привести массу примеров того, как и где падаем мы. Поэтому давайте помнить о том, что жертва, которую принесла сегодня грешная женщина, дала прямой путь Марии Египетской, а Мария Египетская дала путь Матроне Московской и Ксении Петербургской, и через взаимосвязь этого жертвенного бескорыстного приложения в нашей жизни осуществляется свобода, и потенциал личности, и образ Божий, заложенный в каждом из нас. Давайте попросим Господа, чтобы помог дальше идти этими святыми днями Великого поста сообразно примеру евангельской грешницы, Марии Египетской и всего сонма подвижниц и подвижников благочестия, которые так много сделали для Церкви и для нас с вами. Помоги нам, Господи, следовать сообразно их пути своим путем, ведущим к Тебе. Аминь. 

Поделиться: