Главная / Актуальная тема / СТРАНИЧКА НАСТОЯТЕЛЯ / Воскресные проповеди / Проповедь в День Святой Троицы. 31 мая 2015 г.

Проповедь в День Святой Троицы. 31 мая 2015 г.

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.

Братья и сестры, прежде всего, хотелось бы поздравить вас с Днем Святой Троицы – с праздником, которые многие в нашем мире недооценивают. Есть главенствующие празднования, такие как Пасха или Рождество, за которыми подчас Троица теряется, как бы уходит на второй план. Происходит это потому, что и Пасха, и Рождество действительно величайшие события, но в то же время они более понятны для нашего психологического восприятия. Но, тем не менее, мы должны вводить Троицу в наше сознание и добиваться понимания, что она для нас значит, почему она так необходима нам.

Трудность такого понимания состоит прежде всего в том, что это действительно премудрый, очень глубокий и таинственный праздник. Троица говорит о догмате трех ипостасей, где Господь един по существу и при этом в трех лицах. Эту антиномию, взаимоисключающие вещи, казалось бы, обыкновенному человеку, как он не старается, невозможно понять до конца. При поступлении в нашу воскресную школу для взрослых, куда приходят люди, уже считающие себя православными, то есть с определенным статусом и знаниями, на вступительных экзаменах я часто задаю им вопрос: «А во что вы верите?» И людям очень часто бывает крайне сложно четко сформулировать свой ответ. Да, напрашивается: «в Троицу Единосущную и Нераздельную». Но что это такое? Я уже не говорю о людях совсем сторонних, которые к храму имеют косвенное отношение. Как же трудно им понять, что такое Троица! Мне также часто вспоминается в связи с этим такая байка от наших православных бабушек-старушек. Сколько из них считали, да и сейчас считают, что Троица - это Спаситель, Божья Матерь и Николай Угодник. Вот такая чудесная и «понятная» всем троица. Это, в общем-то, пусть и не правильное, но благочестивое утверждение, не лишенное веры, говорит нам о богословской сложности догматических вероучительных истин, которые, тем не менее, нам необходимо знать.

Уже многие годы, выходя к вам с размышлениями и думами об этом дне, я не переставал указывать на то, что Троица есть открытие Нового Завета перед нами. Когда Церковь рождается, Господь «с огненными языками» ее устанавливает. С веяния Духа Святаго начинается новая эпоха. Уже вчера мы пели с вами «Царю Небесный…» - молитву Духа Святаго, Который снизошел на землю и оживотворил ее Благодатью. И эта Благодать, братья и сестры, сильно разнится, отличается от прошлого времени Ветхого Завета. Мы должны с вами понимать и ценить это.

Мы всегда недовольны существующей действительностью, нам всегда кажется, что хуже сегодняшнего дня быть не может. Это такая психологическая данность, которая есть на самом деле не что иное, как заблуждение. Мы его культивируем, как в той поговорке о том, что «и кипяток в нашей юности вообще был другим». Такая психологическая затравка, конечно, может быть уважаема, но в определенный момент она должна нами сильно корректироваться. В противном случае своей критической рефлексией мы перечеркиваем все благодатное делание, все, что старались произвести в той или иной степени удачно наши предки, трудясь для осуществления Христовых начинаний.

Так вот, еще раз хочу обозначить важный момент: время Новозаветное и Ветхозаветное – разнуется. У нас большие наработки в культуре, а еще больше – это шаги технической цивилизации… Мой отец всегда рассказывал: «Сын! Ты понимаешь, что такое мое детство? Я всегда хотел есть!» Все, кто застал войну, понимают, о чем идет речь. И ни один из наших бомжей сейчас не находится в таком положении. Ни один. Это, конечно, дар Божий, что человечество так преуспело в техническом отношении. И заслуга христианского мира в таком развитии огромна, такая синергия глобальных преображений неизмерима, что мы должны понимать, ценить, за что благодарить Господа.

Догмат о Троице, ниспосланный нам во времена Нового Завета, прорисованный интеллектуальной мыслью и духом святых отцов, дал возможность создавать великую культуру. Я уже много говорил о христианском средневековье, которое являет нам пример красоты. Там бесспорно много недостатков, но сейчас мы должны сосредоточиться на том, какая это красота есть. И если мы ее не увидим, то грех нам. Тогда это будет неблагодарность Богу и нашим предкам, которые так или иначе поучаствовали в большом, созидательном труде. Потому что среди множества недостатков выделяется особое достоинство тех времен - напряжение духа. Вот вы приходите, предположим, в Кремль, и видите удивительные соборы. А теперь представьте на секунду, какие рядом были халупы здесь в16-м веке?! Туда войти было стыдно и страшно, а рядом – прекрасные храмы! Или Константинополь, Собор Святой Софии... Задумайтесь о том, какие огромные средства нужно было выделить нищим, голодным людям, чтобы такое построить! И это явление ничего другого, как того самого напряжения духа, которое умело мыслить и жить глобально. Это жертва. И мера ее велика. Попробуй-ка мы сейчас эту жертву осуществить! Сколько раз мне приходилось цитировать историю восстановления Храма Христа Спасителя при Алексие II. Сколько я сам слышал окриков «Зачем строят храм? Это дорого! Лучше на детский сад! На питание неимущим! Или всем раздать поровну!» А ведь в наших условиях удельный вес этой жертвы беспредельно мал по сравнению с тем прошлым. Их примеры – это показатель гениальной мудрости и глобального напряжения духа, той религиозной и философской жизни, которая тогда бурлила, била ключом, жила. И это было действительно подлинное духовное напряжение, явившее самую эпоху.

Сегодня День Святой Троицы. А мы с вами продолжатели Нового Завета и ничего другого. И вопрос к нам: как мы живем? Насколько наша с вами жертвенность действует и осуществляется? Как мы с вами, наследники, преемники деяний Христовых, их продолжаем? Как мы отвечаем за это? Конечно, многие скажут: «А что я? Делаю, что могу!» Но в чем выражается отступничество, непонимание новозаветного? Прежде всего, в мельчании духа, когда люди разучились жить глобальными категориями, когда происходит дробление человека как такового. «Об этом я не думал, за это я не отвечаю, генетики доказали, что есть наследственность, и, если мои предки пили и воровали, то что мне остается делать? Также пить и воровать. А я-то сам не причем!» Вот это и есть дробление человека на дискретные части. Какие бы грехи я сам не делал, пусть отвечает кто-то. При всей резонности определенных биохимических процессов, уходит основное – исчезает сам человек. Он мельчает, думая не о том, как построить собор, храм, не о философских категориях, не о духовном стержне своем, а о проблемах незначительных и суетных. И вот эти тенденции как раз и размельчают ту ткань, которую заповедал Христос, что Дух Святой оплодотворил и когда-то наши с вами предки осуществили.

В Троицын день необходимо пересмотреть эту самую ситуацию. Никто не призывает всех стремиться к гигантскому, не надо каких-то особых подвигов, но в то же время необходимо понуждение, борьба со своей ленью, трусостью, с засасывающим болотом бытовых проблем, ради которых мы очень часто не можем пожертвовать ни чем. А исчезает очень многое. Культура, в первую очередь. Технический прогресс у нас еще как-то движется вперед, но «не переживайте» – он обязательно закончится, если жертвенное начало в нас угаснет. Если личность человеческая растворится, рассосется, потеряет свое измерение, обязательно это приведет к плачевным результатам техногенной цивилизации.

Но Господь с нами. Поэтому, братья и сестры, в этот святой, значимый для нашего мира день будем просить Господа, чтобы дал сил и разумения продолжить Новый Завет, а не впадать в Ветхий. Чтобы мы все-таки были новыми людьми, как заповедовал Христос, что и сделал Он, что сделали наши святые отцы и многие простые люди прошлых поколений. И не будем смущаться того, что большая часть мира думает по-другому, ибо дорогу осилит идущий. Помоги нам в этих трудах, Господи. Аминь.

Поделиться: