Главная / Новости / Приходские новости / Согретое сердце и память деревьев

Приходские новости

« Все новости

Согретое сердце и память деревьев 17.12.2012 06:20

8 декабря прихожане нашего храма побывали в Николо-Угрешском монастыре и почтили память жертв сталинских репрессий на Бутовском полигоне.
 
В Николо-Угрешский монастырь, распложенный близ Москвы, в городе Дзержинском, мы прибыли на рассвете: резные белокаменные стены и храмы были еще освещены, колокольня, одна из самых высоких в России, — «Угрешская свеча» — сияла на фоне дымчато-серого утреннего неба, свет фонарей играл на льду дорожек и укрытых снегом площадях… Было чувство, будто мы попали в добрую зимнюю сказку. Мы побывали на литургии в храме преподобного Пимена Угрешского, после ученики семинарии провели для нас экскурсию по музею Императора-страстотерпца Николая II и его семьи и по территории монастыря. «Почему дорожки не чистите?» — строго спросила одна из наших паломниц. «А-а-а, да чтобы люди катались!» — радостно отрапортовал ей семинарист Леонид.
 
Мы набрали святой воды у Никольского источника, забившего на месте явления Димитрию Донскому иконы Святителя Николая Чудотворца. По преданию, именно это явление укрепило Димитрия Донского, следовавшего с войском на поле Куликово, верой и надеждой, отчего святой благоверный князь произнес: «Сия вся угреша сердце мое» — «Это все согрело сердце мое». С тех пор это место и называется Угреша, а сам монастырь, построенный князем в 1380 году, — Николо-Угрешским. В Спасо-Преображенском соборе мы поклонились мощам святого настоятеля монастыря, преподобного Пимена, избравшего монашеское служение в 17 лет по благословлению своего духовного отца, Игнатия Брянчанинова.
 
А еще у нас было свободное время, чтобы отведать в трапезной вкуснейшей теплой выпечки и поделиться крошками с лебедями, гусями и разноцветными утками, которые в обилии живут в монастырском пруду.
 
Удивительно светлое и покойное чувство, которое оставил в наших сердцах Николо-Угрешский монастырь, сменилось затем гнетущим чувством ожидания. Мы ехали на Бутовский полигон. На «Русскую Голгофу» — именно так назвал Патриарх Алексий II крупнейшее в Московском регионе место массовых расстрелов и захоронений жертв сталинских репрессий.
 
На полигоне нас встретил Анатолий Викторович, руководитель паломническо-экскурсионной службы. Он рассказал, что полигон действовал с 1934 по 1953 год, и на сегодня известны имена 20760 человек, расстрелянных здесь с августа 37-ого года по октябрь 38-ого. Это представители 73-х национальностей, всех вероисповеданий и сословий, но в большинстве — крестьяне и рабочие, православные люди, пастыри — более тысячи человек (среди них был, например, Серафим Чичагов) — и простые прихожане. В основном, мужчины: истреблялось тогда преимущественно мужское население. Каждый день в храмах Святых Новомучеников и Исповедников Российских — в деревянном храме и в новом белокаменном — вспоминают по десять, пятнадцать имен тех, кто погиб за православную веру, погиб победителем.
 
Перед вечерней службой мы встретились с настоятелем храма, протоиереем Кириллом Каледой. Он поприветствовал нас и с радостью вспомнил, как часто в детстве вместе с отцом, известным профессором и церковным писателем протоиереем Глебом Каледой, ездил в наш храм Покрова в Медведкове.
 
Служба проходила в нижнем каменном храме. В притворе его сейчас висят архивные фотографии людей, сделанные за два дня до их расстрела. Все благородные простые лица. Кто-то смотрит с вызовом, сильно, кто-то — со спокойной улыбкой… Имена этих людей мы знаем. Имена тысяч других, может быть, не узнаем никогда.
 
Знают их деревья. Анатолий Викторович обратил наше внимание на то, как необычно растут на Бутовском полигоне деревья. Те, которые растут обычно поодиночке, стоят здесь небольшими группками, тесно прижавшись друг другу, как будто греясь. Необыкновенная радость охватывает рядом с этими сплетенными деревцами: кажется, что они с надеждой смотрят на небо и являют собой удивительное свидетельство памяти — памяти о каждом, кто покоится в родившей их земле. 
 

Поделиться: